Изучение феномена самоубийства в отечественной и зарубежной социологии


с. 1
УДК 316.6

Изучение феномена самоубийства в отечественной и зарубежной социологии и психологии

Сомхишвили К.О.

Россия, 614990, г. Пермь, ул. Букирева, д.15,

Пермский государственный университет

E-mail: Skristina13@.inbox.ru
Описаны подходы к изучению самоубийств таких учёных, как Амбрумова А.Г., Смидович С.Г., Давыдов А.А., Орлова И.Б., Войцех В.Ф., Парфёнова А.А, Розанов В.А.. Описаны подходы к изучению самоубийств в современных зарубежных исследованиях. Указаны основные сходства и различия в подходах отечественных и зарубежных исследователей.

Ключевые слова: самоубийство, конфликт, социальная среда, динамика самоубийств, дезадаптация.


В современном обществе проблема самоубийств не теряет своей актуальности. На сегодняшний день в газетах или по телевизору редко встречаются упоминания о суицидальных актах. Но мы не можем говорить о том, что люди перестали совершать самоубийства. Напротив, акт лишения себя жизни стал привычным явлением для современного общества, самоубийства стали частью повседневности.

Основное количество работ на тему самоубийств пишется в рамках психологии. Однако, выделяется и признаётся значимость влияния социальных процессов и явлений на изменение количества самоубийств. К положениям, выдвинутым ещё Э.Дюркгеймом и П.Сорокиным, добавляются новые, пересматриваются старые. Дополняются, подтверждаются или опровергаются старые предположения за счет новых данных.

Проблемой самоубийства занимаются не только отечественные, но и зарубежные учёные. В рамках исследований можно отметить как общие черты, так и различия, можно говорить о двух подходах к изучению и решению проблемы самоубийств.

Широкое признание в отечественной литературе получила теоретическая концепция самоубийств Амбрумовой А.Г. Она считает, что изучение самоубийств сугубо с медицинской точки зрения невозможно, этот феномен нужно рассматривать с оказанием достаточного внимания к социальной среде. По её мнению, общей предпосылкой суицидального поведения является социально-психологическая дезадаптация личности. Другой предпосылкой является конфликт между актуальной потребностью и тенденцией, препятствующей её удовлетворению[1,с.7]. Выделяется две фазы: «преддиспозиционная» и «суицидальная». Конфликт чаще всего возникает не по объективным причинам, а в связи с завышенными требованиями, претензиями на лучшее, которые невозможно воплотить в жизнь по объективным причинам: недостаток образования, злоупотребление алкоголе. Амбрумова считает необходимым рассматривать самоубийства не только в общем, но и обращает внимание на конкретные случаи, мотивы и личности самоубийц. Отмечается, что общество динамично, но при этом неспособно дать жизненных ориентиров, поэтому возникает конфликт между желаниями и возможностями, именно по этой причине нужно рассматривать конкретные случаи самоубийств так как в совокупности они дают информацию об общих тенденциях и конфликтах.

С. Г. Смидович считает самоубийства крайней формой социальной патологии. На основании анализа статистики самоубийств Смидович делает выводы о социальной обстановке, то есть самоубийства выступают в качестве индикатора. Он также делает вывод о том, что уровень самоубийств примерно в три раза выше, чем уровень убийств. Мужчины прибегают к самоубийству в три раза чаще, чем женщины[2,с.75]. К таким же выводам пришла Е.С. Ушакова, рассматривая суицидальные риски (2008г.).

С. Г. Смидович рассматривает динамику самоубийств на различных территориях. Выделяет два типа распространения самоубийств: азиатский и европейский, в первом случае самоубийства чаще встречаются среди сельских жителей, а во втором – среди городского населения, что свидетельствует о неоднородности социальных и экономических условий в городе и в сельской местности на различных территориях. Самоубийства могут служить и индикаторами степени благополучия социальной и экономической ситуации в отдельно взятых городах. Автор использует статистику за период с 1975года по 1985год.

А.А. Давыдов делает акцент на рассмотрении соотношения мужчин и женщин среди лиц совершивших самоубийство. Он говорит о том, что любое общество является системой, а значит, есть количественные показатели его строения и функционирования. Одним из таких показателей выступает «золотое сечение». Оно выражает оптимальное равновесие между частями и целым. Числа ряда «золотого сечения» сравнивались с индексом сверхсуицидальности мужчин, то есть числа мужчин-самоубийц приходящееся на одну лишившую себя жизни женщину. «Золотое сечение» представляет собой отношение, возникающее при делении отрезка на две неравные части таким образом, что большая его часть относится к меньшей так, как весь отрезок к этой большей части»[3,с.99]. Чем больше интервал, в который попадает соотношение, тем хуже ситуация в стране и, наоборот, чем показатель ниже, тем с большей уверенностью мы можем говорить о больших возможностях общества удовлетворять потребности в самореализации мужчин.

И.Б. Орлова отмечает, что крайняя степень дезадаптации и утраты социальных связей являются состояниями, приводящими к самоубийству. Культурно-исторические и религиозные особенности оказывают косвенное влияние на изменение количества самоубийств, отмечает автор. Главными признаются социально-психологические причины: утрата социальных связей, депрессия, фрустрация, алкоголизм, потеря перспективы, семейные неурядицы и т.д. Отмечаются характерные черты присущие только России, основной из них, если говорить терминологий Э. Дюркгейма, является аномический характер суицидальных актов, то есть увеличение суицидальных актов связано с ценностно-нормативным кризисом в обществе. Орлова делает вывод о том, что российское общество само воспроизводит саморазрушительное поведение.

Большое количество исследований прикладного характера по теме суицидального поведения провёл В.Ф. Войцех. Учёным изучались вопросы нарушения адаптации и суицидальное поведение молодёжи, факторы риска повторных суицидальных актов в случаи незавершённых самоубийств, суицидальные отравления и динамика суицидов в регионах России. В.Ф. Войцех выделяет такие факторы суицида как: возрастные особенности, половые различия, психологические заболевания, биологические и социальные факторы, влияние окружающей среды и факторы, связанные с историей жизни индивида. К факторам риска учёный относит психосоциальные стрессы, безработицу, распад семьи, депрессию, одиночество, алкоголизм, социальный статус, факт суицида кого – либо из близких, расстройство личности, также отмечается двойственная функция семьи[4,с.14]. Накладывает свой отпечаток момент, когда суицидальные попытки неоднократны. Каждая последующая более опасна, чем предыдущая. Самоповреждения становятся более серьёзными, с каждой новой попыткой желающий совершить самоубийство более тщательно продумывает ход суицидального акта и оставляет с каждым разом всё меньше и меньше возможностей на спасение.

Исследования учёного позволяют сделать вывод о том, что у молодых людей и девушек нет различий в отношении к самоубийству. Когда их спрашивают о возможности самоубийства, они представляют конкретную жизненную ситуацию[5,с.24]. Таким образом, количество самоубийств зависит от социальной среды. При изучении динамики самоубийств в России были сделаны выводы о том, что среди способов самоубийств доминируют самоповешение и самоотравление, в сельской местности уровень самоубийств выше, чем в городе, обратно пропорциональная взаимосвязь между ВРП и уровнем самоубийств.

А.А. Парфёнова рассматривает типологические особенности суицидальных пациентов. Она разоблачает миф о том, что те, кто открыто говорят о самоубийстве, редко его совершают, так как большинство людей, совершающих суицидальные попытки, длительное время обдумывают свои намерения. Говорится, что лицам собирающимся покончить с собой, нужна психологическая помощь. «Цель психологической помощи – разрешение проблем суицидента, обусловливающих суицидальность»[6,с.112]. Если это интерпретировать с социологической точки зрения, то получается, что в обществе должны существовать особые механизмы, позволяющие предотвратить некоторое количество суицидов. Примером можно считать «Телефон доверия».

В.А. Розанов пишет, что склонность к самоубийству складывается из трёх параметров измерения: социум (уделяя особое внимание микросоциуму), индивидуум и личность (в особенности психические характеристики, склонности), биологические предрасположенности (психофизические данные, темперамент, нейробиологические механизмы и лежащие в их основегенетические факторы) [7,с.36]. Также большое внимание уделяется возможности генетической обусловленности суицидального поведения. Говорится о том, что совокупность неблагоприятных генов может вызывать предрасположенность к самоубийству, однако данное предположение на сегодняшний день не имеет под собой убедительной исследовательской базы.

Общим для российских учёных будет то, что они проводят исследования, классифицируют причины и основные особенности самоубийств, однако в результате нет полной картины, мы можем анализировать отдельные исследования, не сведённые в систему.

Происходит отказ от некоторых положений, выдвинутых ещё Э.Дюркгеймом и П.Сорокиным, например, оспаривается возможность альтруистического самоубийства, так как не все учёные признают эти факты самоубийствами. Также ставится вопрос о возможности генетической обусловленности склонности к самоубийству, находятся примеры того, что сельское население более склонно к совершению суицидальных актов, чем городское и т.д.

На сегодняшний день учёные не могут определить основную причину самоубийств, мы можем только говорить о совокупности определённых факторов и их восприятии индивидом.

Даже в концепциях психологического толка стали рассматриваться социальные аспекты самоубийств, данное явление нельзя рассматривать сугубо с медицинской или психологической точки зрения, так как человек это существо одновременно и биологическое и социальное и, соответственно, на его действия оказывают влияние социальные, экономические, культурные и другие факторы.

Проблема самоубийств, это не только проблема России, это проблема всего мира. Зарубежные специалисты в области самоубийства проводят исследования и делают попытки разобраться с этим сложным явлением. В поле зрения зарубежных авторов зависимость изменения числа самоубийств от пола, религии, образования, семьи и т.д. Они так же пытаются определить основную причину самоубийств, способы повлиять на их количество.

Баллер Р.Д. и Ричардсон K.K. проводили исследования касающиеся изучения зависимости изменения числа самоубийств от социальной интергации, географического местоположения и имитации. «We examine the spatial, rather than the temporal, patterning of sui­cide. In other words, we ask if suicide rates cluster across geographic space rather than through time. Instead of assessing the consequences of elite suicides, we assess the effects of all suicides»[8,с.874]. («Мы рассматриваем пространственные, а не временное структурирование самоубийств. Другими словами, мы говорим, что самоубийство кластерно по географическому пространству, а не во времени. Вместо оценки последствий особых самоубийств, мы оцениваем последствия всех самоубийств» собств. пер.). Обращается большое внимание на оценку самоубийств не как единичных случаев, а как массового явления. Говоря об имитации, американские учёные критикуют Дюркгейма за то, что его определения этого слова слишком эксклюзивны, и поэтому, слишком узкие. Они приходят к выводу, что имитация связана с географией самоубийств. То есть, имитация тех, кто совершает самоубийство, создаёт кластеризации высоких показателей самоубийств, и наоборот. Следовательно, отвергают тезис Э.Дюркгейма о том, что процесс имитации не оказывает влияния на количество самоубийств. Учёные отмечают зависимость между социальной интеграцией, имитацией и количеством самоубийств.

Учёные Валойс Р.Ф.,Зюллиг К., Хабнер С. и Ванзер Д. изучали связь между удовлетворённостью жизнью и самоубийствами. Рассматривалась удовлетворённость жизнью не среди взрослого населения, а среди детей, так как с каждым годом увеличивается показатель самоубийств именно у молодых поколений. Учёные приводят в пример то, что в последние годы в США самоубийства стоят на третьем месте среди причин смерти людей в возрасте от 14 до 18 лет. Исследования показывают, что необходимы программы по предотвращению самоубийств. Государственные школы должны их использовать. В программах должна наблюдаться связь трёх элементов: первый состоит из разработки программ оказания помощи сверстниками, взаимодействие семьи и школы, создание команд профилактики, второй – оценка риска самоубийств, обеспечение безопасности учащихся, третий – если самоубийство произошло, требуется максимально уменьшить возможность подражания. «This study revealed meaningful, robust relationships between perceived life dissatis­faction and self-reported poor mental health, suicide ideation and suicide behavior. In turn, effective suicide prevention programs should be structured enough to provide school professionals with guidelines to follow when dealing with this issue, yet flexible enough to allow for proper handling of unique situations»[9,с.99]. («Это исследование показало, значимые, надежные отношения между воспринимаемой неудовлетворённостью жизнью и самооценкой, нарушениями психического здоровья, мыслями о самоубийстве, суицидальным поведением. В свою очередь, эффективные программы профилактики самоубийств должны быть построены достаточно, чтобы обеспечить школы специалистами с руководящими принципами, которым необходимо следовать при рассмотрении этого вопроса, но достаточно гибкими, чтобы обеспечить надлежащее обращение с уникальной ситуации.» собств. пер.). Говорится о необходимости отслеживания и предотвращения суицидального поведения ещё в период школьного возраста. О необходимости появления квалифицированных специалистов, способных справиться с нестандартной ситуацией, способных помочь преодолеть трудности.

Й. Неелеман и М.Х.де Гроот в статье «Суицидальность: расстройство не признающее границ» отмечают, что риск самоубийства возрастает при некоторых личностных характеристиках, таких как невротизм и импульсивность, они проявляют себя при конкретных ситуациях. На возникновение суицидальности могут повлиять имитация и межличностный перенос. У человека, желающего совершить самоубийство, может наблюдаться желание любыми методами попытаться ускорить разрешение конфликта. К усугубляющим факторам авторы относят резкие социальные изменения, освещение суицида в СМИ, доступность многих эффективныхт средств самоубийства, низкий уровень интеллектуального развития, низкий социально - экономический статус и т.п. Защитную же роль будут выполнять социальные контакты.

Другие Нидерландские учёные, например Ван Прааг Г.М., говорят о нераскрытости роли антидепрессантов. Учитывая, что депрессия является основным предшественником суицидов, а также то, что в последние двадцать лет значительно растёт применение антидепрессантов, остаётся загадкой сохранение частоты суицидальных проявлений или даже рост количества суицидальных попыток в некоторых территориях.[10,с.12] Данный вопрос мало раскрыт и мало изучен, но это не уменьшает его значимости. Он актуален не только для Нидерландов, но и для других государств, в том числе и для России. Его значимость заключается в том, что лечение депрессий действительно может уменьшить количество самоубийств. Также затронут вопрос о том, что остаётся загадкой реальное количество суицидальных актов и попыток суицида.

Рассмотрев некоторые зарубежные походы к проблеме самоубийства, нужно отметить, что зарубежных авторов волнует, по большей степени, взаимосвязь семьи и учебных заведений различного профиля, а также феномен самоубийства. Считается, что на уровне учебных заведений должны создаваться специальные программы, за счёт которых возможно будет проводить профилактику самоубийств, что значительно уменьшит их число. В центре внимания социальные проблемы, проблемы взаимодействия.

Среди особенностей, зарубежного взгляда на самоубийство, наблюдается направленность на макроуровень. Зарубежные учёные сравнивают между собой не только региональный аспект, но и страны. Сранивают распределение самоубийств на территории нескольких стран одновременно, например Францию и США так как у них схожее территориальное деление.

У Э.Дюркгейма, П.Сорокина, зарубежных и российских учёных совпадают результаты исследований и выводы касающиеся взаимосвязи пола и возраста с изменением количества самоубийств. В исследованиях зарубежных авторов и в трудах отечественных учёных говорится о том, что среди мужчин смертность от самоубийства выше чем среди женщин. Однако это достигается разными способами.

Как отечественные, так и зарубежные учёные не ставят перед собой задачи построения моделей суицидального поведения. Проводятся одиночные исследования, направленные на получение эмпирических данных о самоубийствах. На основании эмпирических данных делаются выводы по каждому конкретному показателю, влияющему на изменение колличества самоубийств. Разница только в направленности изучения и применении результатов.

Библиографический список.


  1. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Суицид как феномен социально-психологической дезадаптации личности // Актуальные проблемы суицидологи. – М., 1978.,С.6 – 28.

  2. Смидович Г.С Самоубийства в зеркале статистики,// Социологические исследования 1990., С.74 - 79.

  3. Давыдов А.А. Самоубийства, пол и золотое сечение,// Социологические исследования 1991.С. 99 -101.

  4. Войцех В.Ф. Факторы риска повторных суицидальных попыток, //Социальная и клиническая психиатрия 2002, №3., С.14 -20.

  5. Войцех, В.Ф.Гальцев Е.В Нарушение адаптации и суицидальное поведение у молодёжи, //Социальная и клиническая психиатрия, 2009, №2., С.17 – 24.

  6. Парфёнова А.А. Типологические особенности суицидального пациента. // Социологические исследования 2009, №4., С.108 – 116.

  7. Розанов В.А. перспективы предикции суицидального поведения.// Клинико-лабораторный консилиум 2010 №1 С.53 - 40.

  8. Baller R.D., Richardson K.K. Social integration, imitation, and the geographic patterning of suicide.// American Sociological Review №67, 2002 P.873-888

  9. Rober F. Valois, Keith J. Zullig, E. Scott Huebner и J. Wanzer Drane Life satisfaction and suicide among high school adolescents// Kluwer Academic Publishers. Printed in the Netherlands.№66 2004, P.81 – 105.

  10. Ван Прааг Г. М. Обманутые ожидания: почему антидепрессанты мало влияют на частоту суицидальных проявлений? Перевод с нидерландского Е. Можаевой, //Социальная и клиническая психиатрия 2003, №3., С.11 -15.


Studying of a phenomenon of suicide in domestic and foreign sociology and psychology
Somchishvily K.O.

Perm State University



Russia, 614990, Perm, Bukirev nom. St., 15
Approaches to studying of suicides of such scientists, as Ambrumova A.G., by Smidovich Of this year, Davydov A.A., Orlova I.B., Vojtseh V. F, Parfyonov А.А, Rose trees of Century А are described. Approaches to studying of suicides in modern foreign researches are specified. The basic similarities and distinctions in approaches of domestic and foreign researchers are specified.

Keywords: suicide, the conflict, the social environment, dynamics of suicides.
с. 1

скачать файл