Самарская общественная организация инвалидов-колясочников «Ассоциация


с. 1 с. 2 с. 3 ... с. 6 с. 7

Евгений Евгеньевич Астахов, начальник отдела непрерывного образования Департамента образования городского округа Самара:

Уважаемые коллеги, буду не очень многословным, поскольку, если мы говорим об опыте работы с детьми с ограниченными возможностями, то отмечу, что длительное время мы шли по тому пути, который был определен соответствующими постановлениями государства. Это касалось создания системы специализированных школ. На сегодняшний день в Самаре имеются все 8 типов специальных  коррекционных школ, в которых учатся примерно 1,5 тысячи детей. Однако, говоря о детях с ограниченными возможностями, мы отмечаем и то, что учиться в школе–интернате, в коррекционном образовательном учреждении, для определенной части детей всегда было комфортно, поскольку они общались с такими же детьми, как они сами. Другой вопрос, когда ребята обладают большими способностями, стремятся к более активной социальной позиции, стремятся играть более активную социальную роль, это, естественно, подвигает его учиться в школе общеобразовательной.  Что необходимо отметить в первую очередь по тому инклюзивному образованию, которое существует в нашем городе.

Начнем с того, что, в принципе, инклюзивное образование в том варианте, в котором оно было вчера, это было образование, которое ребенок выбирал для себя сам, а затем, преодолевая трудности, которые встречались на его пути, входил в коллектив сверстников и учился. Естественно, что это всегда было не просто для ребенка с ограниченными  возможностями  передвигаться, слышать или видеть. Но, тем не менее, такие дети учились, получали образование и в дальнейшем социализировались в жизни, несмотря на то, что, прямо скажем, к ним не всегда ласково или лояльно относилось. Если брать нашу ментальность, то традиционно  мы предпочитали делать вид, что этих детей или взрослых людей нет, или, по крайней мере, они у нас перед глазами не появляются, а значит, их нет. По мере того, как общество демократизировалось, и проблемы становились предметом обсуждения самыми широкими  слоями общества, особенно когда мы стали гораздо более открытыми остальному миру, естественно, возникла потребность в том, чтобы создать условия для инклюзивного образования.

Если мы возьмем современный  опыт, то чтобы предоставить возможность ребенку учиться, многое зависит, опять-таки, и от родителей, и от самого ребенка. Придти в школу, адаптироваться в школе - это отдельная работа, естественно, и для классных руководителей, остальных учителей, потому что подготовить нужно не только детей, но и их родителей, подготовить  к тому, что в их классе будет учиться ребенок с ограниченными  возможностями. Должен заметить, что из своего 19-летнеого опыта школьного преподавателя, работать приходилось с любыми детьми: какие дети были, с такими детьми и работали, и нельзя сказать, что это вызывало какую-то принципиальную трудность. Просто нужно воспринимать ребенка таким, какой он есть, и любой из присутствующих здесь учителей это подтвердит. Когда дети не фиксируют отклонения в развитии у другого ребенка, они относятся к нему, как к равному. Если созданы соответствующие психологические условия для работы, то там, где они есть, поверьте, проблем не возникает.

Другой вопрос, когда мы говорим о ситуации, связанной с детьми, имеющими ограниченные возможности по передвижению или в ментальной умственной деятельности, деятельности, то здесь, конечно, проблем гораздо больше. В первую очередь, мы сталкиваемся с техническими проблемами, ибо не только в школе, но и в целом в государстве, не  предусматривалось  создание особых технических условий для обеспечения потребностей людей с ограниченными  возможностями. Для этого достаточно вспомнить тот общественный транспорт, который у нас был длительное время. Попробуйте забраться в автобусы марки «ЛиАЗ», или в автобус марки «Икарус». Эти автобусы были не приспособлены для людей с ограниченными  возможностями. Современные автобусы типа «Мерседес», или новые «ЛиАЗы» позволяют, хотя бы немного позволяют пользоваться ими. Если мы возьмем трамваи, - последнее поколение трамваев – они имеют широкие двери и соответствующую подножку, чтобы можно было подняться,. Ни одна школа никогда не проектировалась специально под детей с ограниченными возможностями. Это обычные здания с обычными ступенями, с обычными порогами, этажами и т. д. Поэтому, когда мы сегодня стоим перед задачей обеспечения технической составляющей инклюзивного образования, то мы должны понимать, что перестроить здания школ у нас фактически нет возможности. Мы строим пандусы, конечно же, для того чтобы была возможность ребенку с ограниченными возможностями, например, колясочнику, въехать в школу. Мы существенно уменьшаем пороги, но когда мы говорим о возможности построить подъемник или лифт внутри школы, мы понимаем, что это, мягко скажем, – дорогостояще мероприятие. А реально, если посчитать еще и обслуживание, то, конечно, согласимся с тем, что это будет достаточно накладно для школьного бюджета, и в этом случае, единственный выход, который существует - это наличие серьезных целевых программ, причем не на уровне муниципалитета, а на уровне государства. Необходимо соответствующим образом инициировать подготовку соответствующего законопроекта,  выделение средств целевым порядком на создание специальных устройств. Хотя любой из присутствующих здесь директоров понимает, что такое устройство можно сделать, но оно будет естественно наружным. Теперь можете прикинуть: сколько на это уйдет средств.

В ряде школ можно избежать данной проблемы, если изменить организационную составляющую в учебном процессе. Но возникнет трудность, при которой директор школы столкнется с педагогами. Например,  если попробовать  отказаться от кабинетной системы, по другому разместить классы, в которых учатся дети  с ограниченными возможностями, в основном, на первом этаже, то учителям придется ходить в этот класс самим. Как они это воспримут, не трудно понять, ибо такой вариант накладен для учителя, но говорить за всех учителей, за все педагогические коллективы, я не рискнул бы. Все зависит от каждой конкретной ситуации в каждой конкретной школе.

  Поэтому, говоря об инклюзивном образовании сегодня и завтра, первое, на что я обратил бы внимание, естественно, с кого необходимо начинать, и кто будет в данном направлении работать, а именно, руководители образовательных учреждений и педагогические коллективы. Они все разные. И на том опыте, который существует, мы прекрасно знаем, что есть школы, достаточно продвинутые в части  организации  учебного процесса, легко адаптирующиеся к изменяющимся условиям, и школы гораздо более консервативные, которые не рискнут поступиться тем опытом, теми традициями, которые существуют, в том числе, скажем, и кабинетной системой.  Я не говорю: это хорошая школа, а это плохая. Это школа такая, какая она есть. И к любой школе мы, в любом случае, будем относиться с уважением. Вопрос в том, чтобы все-таки на определенном моменте  повернуться лицом к детям, которые имеют ограниченные возможности, и все-таки пожертвовать определенными удобствами в организационной части для того, чтобы дать возможность этим детям учиться. Это не является абсолютным утверждением, это то, что может быть предметом дискуссионного обсуждения, о чем мы сегодня еще поговорим.

В целом, если говорить о городском Департаменте, о городской системе образования, то по мере того, как общественные организации ставят перед нами задачи и помогают нам их решать, эти задачи решаются, и мы движемся вперед. В том числе, и проблемы детей с ограниченными возможностями. Это я в полной мере отношу и к себе, поскольку по своему базовому образованию, я учитель  истории и английского языка, специального дефектологического образования не имею. Поэтому, став начальником отдела непрерывного коррекционного образования, я открывал для себя заново мир коррекционной школы, мир детей, которые имеют особые потребности в образовании. Всемерно поддерживая систему коррекционного образования, то есть  наши школы-интернаты, я одновременно  прекрасно понимаю, что нужно развивать  и область инклюзивного образования в общеобразовательной школе. Ну а здесь, помимо инициатив, которые идут от общественных организаций, многое будет зависеть и от педагогов, от директоров школ.

 И еще, на что  я хотел бы обратить внимание, использовать административный ресурс, т.е отдать приказ и сказать, чтобы завтра же все дети учились в общеобразовательной школе,  мы не можем. Нельзя заставить человека любить или сопереживать на уровне приказа. Это всегда  процесс, который идет от самого педагога, от директора школы, от педагогического коллектива. И там, где это происходит, там  проблемы решаются достаточно спокойно и безболезненно. Поэтому, учитывая  то, что в этом зале, пусть нас здесь не много собралось, еще раз говорю, мы умышленно не использовали административный ресурс, потому что массовость в данном случае не нужна. Здесь нужно вести разговор с заинтересованными людьми, которые, если собрались решать проблему, то они и будут ее решать, потому что у нас для этого есть внутренняя потребность, а не внешний приказ. Полагаю, что нашей задачей с вами будет найти те организационные или  технические возможности, благодаря которым мы сможем решить проблему инклюзивного образования, а с другой  стороны, естественно, мы всегда будем взаимодействовать с общественными организациями  Могу объяснить почему.

 Дело в том, что те ведомства, которые работают с детьми, как правило, не всегда находятся во взаимосвязи. Я говорю о системе образования, о системе социального обеспечения, о медицинской  сфере, структуре комитета по делам семьи. Зачастую мы работаем разобщено. У каждого из нас есть своя база данных, которой мы пользуемся. В определенный момент происходит ситуация, когда информация о детях-инвалидах, например, не попадает к нам. Мы не всегда можем отследить, учится ребенок или не учится. Поэтому родители приводят порой детей в первый класс в 9-ти, 10-ти, а то и 11-летнем возрасте, такое тоже бывает. А дети с ограниченными возможностями очень часто спрятаны от людских глаз самими родителями. Поэтому важно, что  организации   инвалидов обладают лучшими возможностями быстрее подойти к родителям таких детей, выявить этих детей, а затем уже коллективными усилиями обеспечить их обучение либо в специализированном образовательном учреждении, либо в общеобразовательной школе, в зависимости от ситуации.

Отношение общества –это еще одна проблема, которую надо решать. Согласимся, что общество долгое время предпочитало не замечать проблемы инвалидов. Можно было сочувствовать, но большого, так скажем, участия в их жизни не проявлялось. Люди с большими дефектами просто запирались дома или в учреждениях, их нельзя было увидеть. После Великой Отечественной было много людей, искалеченных войной,  и они должны были пробиваться в жизни сами. Я говорю это с полным основанием, поскольку мой отец уже 61 год является инвалидом Великой Отечественной по опорно-двигательному аппарату. Он всего в своей жизни добивался сам, и до сих пор, что называется в строю, занимается активной творческой деятельностью и т. д.

Если мы говорим об обществе, то нужно менять социальную психологию. Я не говорю о ментальности, она практически не меняется, но социальную психологию поменять можно. Так же как ее меняют в любом другом цивилизованном государстве, когда сначала обозначают проблему, а затем эту проблему начинают решать. И решают эту проблему, обращаясь к обществу. Поэтому нашей задачей будет как можно больше и внимательнее, ненавязчиво работать с родителями наших учеников, на различного рода общественных конференциях, других мероприятиях проводить идеи необходимости уважительного отношения к людям с ограниченными возможностями, и, в какой-то степени, возможно, повторить тот опыт, который прошли европейские страны и США. Да, 20-30 лет целенаправленной работы, и это окупается тем, что инвалиды перестают чувствовать себя ущемленными в своих правах. Для них просто создаются нормальные условия. Эту дорогу необходимо будет пройти и нам. Для этого, пожалуй,          не столько нужно будет перенимать опыт, сколько использовать те идеи, которые были наработаны в других странах. Именно идеи, а не механическое перенесение опыта. Там, где переносится опыт, там обязательно будет то, с чем мы так много и так часто с вами сталкивались – перекосы и перехлесты. Давайте будем перенимать тот опыт, но перенимать  с умом, учитывая особенности каждой  конкретной ситуации. Можно наломать дров, а затем сказать, что опыт  был неудачен. Лучше следовать за Константином Дмитриевичем Ушинским, который сказал:  «Важен не опыт, а идеи, выведенные из опыта».  Поэтому те опытные наработки, которые существуют, они должны быть, естественно, проанализированы, должны быть выделены ключевые, на мой взгляд, идеи. И после этого, эти идеи нужно внедрять. Механизм внедрения каждая школа, каждый коллектив будет проверять сам. Я полагаю, что профессионализма наших учителей для этого будет достаточно, чтобы разрешить сложные социальные  проблемы, к числу которых относятся и проблемы детей с  ограниченными  возможностями, их обучение в общеобразовательной школе.

 

Ульяна Венедиктовна Косарева, консультант Министерства образования и науки Самарской области:

-Проблемой инклюзивного образования Министерство  образования и науки Самарской области целенаправленно занимается уже 6-й год. Сейчас в области действует областная целевая программа. В этой программе есть деньги, заложены различные мероприятия. Я бы хотела пригласить всех присутствующих к участию в этой программе. Программа реализуется на основании поданных заявок. Если в ваших образовательных учреждениях есть дети, желающие учиться в вашей школе, и вам не хватает каких-то ресурсов, мы отреагируем, и будем направлять деньги туда, где они будут  востребованы. Я приглашаю вас записать мой рабочий телефон 333-30-42. Сейчас как раз начинается формирование программы на следующий финансовый  год, 2007-й. Ваши заявки будут весьма кстати.

Мы поставляем в образовательные учреждения оборудование, в том числе специальное оборудование. Сейчас мы исследуем рынок таких изделий, как мобильные  автономные подъемные устройства, позволяющие ребёнку, ограниченному в передвижении, спокойно передвигаться по образовательному учреждению. На следующий год, возможно, мы уже будем поставлять такие устройства в школы. Мы можем поставлять  звукоусиливающую аппаратуру, если к вам обращаются дети с нарушением слуха, электронную считывающую аппаратуру для детей с нарушенным зрением. Если у вас есть ещё какие-то пожелания по поводу оснащения школы, то, чего я не назвала, обращайтесь. Это первое.  Второе, мы готовим педагогов к работе в рамках интегрированного образования, у нас есть Центр специального образования Самарской области. Разработан целый ряд курсов повышения квалификации интегрированного образования, в рамках именных образовательных чеков, или на каких-то других условиях. Добро пожаловать, мы такую подготовку проведем. Есть определённые методические наработки, и мы готовы ваши потребности, в этом смысле, утолить. Обращайтесь, добро пожаловать.

 

Ольга Юрьевна Шатохина, заместитель  директора по воспитательной работе школы №131 г. Самары:

- К сожалению, архитектура здания нашей школы не позволяет пока принять на обучение инвалидов-колясочников, но общаться с пользой друг для друга мы можем! Когда к нам приезжают ребята из «Десницы», наши ученики помогают им справиться с неудобными лестницами, устанавливают аппаратуру и начинается самое интересное - общение! Это называется «Уроки толерантности», а на деле - так исчезают барьеры! Главное, что выносят дети после этих занятий: все мы внешне разные и умеем делать разные вещи, и поэтому нужны, полезны и интересны друг другу! Ограниченные способности в одном компенсируются успехами в чем-то другом.

Учащиеся школы совместно с детьми-инвалидами проводили выставку рисунков «Школа для всех» и показали свой взгляд на проблему. По их мнению, школа должна быть доступна для каждого и подтвердили это 56 рисунками. Также на нравственную обстановку в нашей школе благотворно влияет просмотр и обсуждение кинофильмов о жизни инвалидов.  На таких занятиях дети относятся с большим пониманием к данной проблеме, они гораздо терпимее, чем взрослые, учатся общаться, не обижая неловкостью. Сами ученики говорят о том, что подобные занятия помогают им правильно понять инвалидность и принять её. Самое главное, что запоминают дети, - это то, что консультанты из «Десницы» отличаются от них только способом передвижения, во всем остальном все равны.

Молодые инвалиды должны быть готовы к жизни в обществе и иметь для этого возможности, такие же, как и их сверстники. Подтвердилось это при проведении правовой игры «Знаешь ли ты закон?». Дети выяснили, что знание Конституции и основ гражданских прав дает возможность решать многие ситуации в рамках закона, а изменение отношения общества к таким людям возможно и необходимо.

Мы с удовольствием принимали участие в кинофестивале «Кино без барьеров». Кинофестиваль дал возможность узнать, как справляются со своими проблемами люди с ограниченными возможностями не только у нас в стране, но и за рубежом. Мы видели, как дети с инвалидностью говорят о любви, мечтают, что счастье придет к любому, кто ждет. Мы заглянули в другой мир, полный интересных людей и, к сожалению, проблем. Очень хотим поучаствовать в таком Кинофестивале еще раз.

Чтобы дети получили опыт совместной деятельности с инвалидами - колясочниками, в школе были организованы занятия интегрированного театра. В результате мы почувствовали: нас объединяет сила искусства. Мы использовали этот опыт при проведении совместной с «Десницей» Новогодней Ёлки. Оказалось перед сказкой все равны, а наши дети более бережно относятся к людям с ограниченными возможностями. Праздник нас всех объединил, а это самое главное!

Часто взрослые обнаруживают неготовность встретиться с проблемами инвалидов, т.к. наше общество достаточно долго пряталось от этих проблем. Чтобы меняться вместе с учениками, для учителей тоже нужны занятия - семинары для педагогов. Они многое меняют в мировоззрении взрослых. Понять, значит правильно реагировать на потребности этой группы детей. Нам необходимо вовлечь в учебный процесс как можно большее число детей с особыми нуждами, но применить для каждого конкретного ребенка оптимальную модель интеграции в образовательное пространство. На своих занятиях мы также знакомились с формами работы с инвалидами, обсуждали, спорили, учились понимать.

Взрослые и дети, несомненно, меняются. Наши будущие архитекторы, инженеры, педагоги будут вступать в будущее с иным взглядом на эти проблемы, с иным к ним отношением, и мы надеемся, что им придется больше созидать, чем бороться с трудностями. А климат добра и понимания нашими совместными усилиями создается!



Елена Александровна Жадяева, директор школы №140 г. Самары:  

- Добрый день, уважаемые участники конференции. Я очень рада встрече с нашими коллегами, а теперь уже друзьями. Мне хотелось бы вкратце рассказать историю нашего знакомства. Это произошло в декабре 2005 года, когда мы нашли в Интернете объявление о конкурсе «Оскары Благотворительности». Это акция общественного признания благотворителей. Мы решили принять участие, так как у нас есть постоянный спонсор, и мы хотели просто-напросто отметить его и поблагодарить.

Помнится, Наталья Александровна позвонила мне и по секрету сказала: «Елена Александровна, ваш спонсор стал победителем, только никому не говорите. Приезжайте с активом школы, с вашим спонсором на большой прекрасный праздник».

Вы знаете, когда мы приехали и с активом школы, и с представителями предприятия, нашего  давнего спонсора, мы были все поражены. Во-первых, мы не ожидали, что организаторы этого конкурса были люди с ограниченными возможностями. А когда увидели их сияющие лица, и какой прекрасный праздник они организовали при подведении итогов конкурса, мы, естественно, захотели познакомиться поближе с этой организацией. Нам предложили провести для наших учеников «Уроки доброты». Мы заинтересовались, потому что сами дети захотели узнать больше об этих людях. Мы убедились, что эти люди такие же, как мы, они умеют очень много, они очень много знают, и мы пригласили членов организации «Десница» в нашу школу.

Школа у нас маленькая, именно поэтому мы все прошли эти занятия. Школа 9-летняя. Занятия, проводились для учащихся 5-9 классов.  Детишки с 1 по 4 класс бегали и постоянно спрашивали: а когда у нас будут эти занятия, когда мы познакомимся с этими людьми?

Скажу честно, в моей душе, и у многих педагогов также, были сомнения: нужны ли эти занятия, как примут их дети? Ведь не секрет, что в нашем теперешнем мире очень много жестокости по отношению к людям. Мы сошлись на том, что сначала сами посетим эти занятия для учителей, после чего педагоги решат: нужно ли это их детям?

Когда представители «Десницы» провели с нами, с учителями, очень длительные занятия, в течение нескольких часов,  мы все сошлись во мнении: да, нашим учащимся это нужно. Педагоги приняли общее решение: надо провести «Уроки доброты».

Эти «уроки» проводились в течение полутора месяцев: 1 урок в неделю по 40 минут, так что детей не загружали. Когда к нам впервые приехали молодые люди на колясках, дети увидели, что это прекрасные люди, умные, общительные. 40 мин. общения с детьми, когда дети вроде просто играли, общаясь, когда не было таких обыкновенных уроков, к каким они привыкли. Знаете, мы детей не заставляли, поэтому вначале были те, кто пропускал занятия, но ко второму и третьему уроку начали подходить все дети, даже те, которые в начале не хотели общаться с  представителями «Десницы». Уроки прошли  на «Ура».

Знаете, когда я приехала сюда и увидела в холле, на входе в зал, письма моих детей из моей школы, которые я сама увидела впервые, я еще больше поняла значение этих «уроков доброты». Когда будет перерыв, подойдите, взгляните, какие рисунки рисуют дети, какие письма пишут о том впечатлении, которое оставило у них общение с представителями «Десницы». Сегодня, когда раздали буклеты, я была очень тронута: этот буклет полностью посвящен занятиям, которые проводила «Десница» в нашей маленькой школе.  Мне  хочется сказать огромное спасибо вам за это и за «уроки доброты», Те слова, которые пишут дети по окончании этих уроков, - это и есть, то отношение, которое они формируют, и тот результат, которого мы добились. Я  хочу зачитать одно из высказываний: «Дорогой друг! Мы должны учиться вместе, конечно в школе могут встретиться трудности, но обязательно найдутся товарищи, которые помогут тебе в трудной ситуации». Аня Федотова, 5 класс. Это и есть  тот самый важный результат, который достигнут при проведении «уроков доброты».

Не бойтесь, уважаемые представители школ, директора, принимайте гостей из «Десницы». Мы после проведения занятий приняли совместно с «Десницей» решение сотрудничать, подписали договор, составили общий план работы.

Первое наше мероприятие - это проведение праздника для инвалидов нашего микрорайона. После занятий с «Десницей»  наши ребята спросили: а у нас, в поселке,  есть такие дети? И мы выяснили, что у нас в микрорайоне тоже есть дети-инвалиды, которым нужна наша помощь, которые хотят придти в школу, посмотреть, как живут обыкновенные ученики. Спасибо вам большое.

Мы очень рады, что познакомились с такой организацией и надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

 

Ирина Евгеньевна Тоскина, директор СГОО ДИИД «Парус надежды»:

 

- Наша организация объединяет 70 семей, воспитывающих детей-инвалидов. Из них ребят школьного возраста 35 человек, учатся в образовательных учреждениях - 28 , из которых двое ребят, передвигающихся на кресле-коляске, учатся непосредственно в школе. Родители этих ребят приняли непростое решение, чтобы их ребенок учился вместе со своими ровесниками, получал не только знания, но и учился жить в коллективе. Большая физическая нагрузка ложиться на плечи матери – это перейти через дорогу (а дороги у нас без съездов), поднять ребенка вместе с коляской по лестнице, а если еще и кабинет находится не на первом этаже? Но зато как счастливы эти ребята, как они благодарят своих родителей за то, что они учатся в школе вместе со всеми. Проблема кабинета на первом этаже в школе № 116 решена, где учится Паша Сергунин, мальчик на инвалидной коляске.  Проблема поднять его на второй этаж, когда Павел начинал учиться в первом классе, также была решена: были организованы дежурные старшеклассники, которые помогали родителям. Однако, всё это хорошо, пока наши ребята маленькие и учатся в начальной школе. Их еще можно поднять, но ведь не за горами и кабинетная система, а ребята взрослеют, тяжелеют, и не каждая мать доверит своего ребенка старшеклассникам, которые по сути тоже еще дети.



Необходимо решать вопрос с подъемными устройствами в образовательных учреждениях. Если ребята вернутся в семью, на домашнее обучение, – это большой стресс, как для ребенка, так и для семьи.

Если встает вопрос о вспомогательных технических средствах образования, то это вопрос решаемый. В программе реабилитации появились технические средства образования – это диктофон (если ребенок не успевает записывать), различные приспособления для карандашей и ручек, коврик для тетрадок. Можно опустить школьную доску, если в классе учиться «колясочник».

Роль родителей в процессе образования самая большая – подготовить ребенка в школу. И не только научить его писать и читать, но и научить его самообслуживанию, дисциплинированности, ответственности, умению жить в коллективе.

Родители могут и должны рассказать педагогам и специалистам об индивидуальных особенностях своего ребенка. Каждая мама имеет ценный опыт по особенностям и созданию условий для обучения ребенка, единственное, что  необходимо – это понять и услышать её мнение.

Со своей стороны, мы готовы включиться в работу по созданию условий для обучения детей с нарушениями развития.

Предлагаем сделать одну из школ экспериментальной площадкой для развития инклюзивного образования. Это не первая попавшаяся школа, а выбранная с учетом изучения потребностей в обучении (количество проживающих в одном из районов города детей с нарушениями и их желание пойти учиться в близлежащую школу).

В этой работе большую помощь могут оказать центры «Семья», социальные педагоги, которые ведут патронаж семей, где воспитывается ребенок с инвалидностью. Они помогут выявить количество детей с инвалидностью, нарушения, которые эти дети имеют,  а также их потребности в образовательных услугах.

Очень важен и правовой аспект. Родители имеют право выбирать, где будет учиться ребенок (по месту жительства или выбрать совсем другую форму обучения). Я  хотела бы поддержать Евгения Евгеньевича Печерских в том, что нужны подъемники, на которые, к сожалению, нет денег. Но ведь есть люди, которые могут нам помочь. Это представители бизнеса, например. Они согласны помогать, но они хотят видеть, во что реально вложены их средства. Поэтому давайте сотрудничать, давайте решать наши проблемы сообща, ведь мы работаем не только на настоящее, но и на будущее. Человек должен оставаться человеком всегда, в любой жизненной ситуации, и мы, видя этих людей, должны понимать и помогать. Люди с инвалидностью не нуждаются в милости, они нуждаются в поддержке. И нет ничего страшного в том, что мы предложим свою помощь.

Наш Самарский регион считается в России «продвинутым» регионом. Давайте попробуем создать инклюзивную школу в Самаре, построив экспериментальную площадку на базе одной из школ.

Со своей стороны мы и как родители, и как общественная организация, готовы принять в этом самое активное участие: проводить беседы с родителями, общаться с представителями бизнеса. Мы только просим вашей поддержки, потому что без вашей поддержки мы не сможем двинуться дальше. Спасибо.



Ян Боултон (Великобритания), эксперт проекта «Социальная интеграция инвалидов в Приволжском Федеральном округе», реализуемого при финансовой поддержке Европейского Союза:

- Спасибо большое за приглашение.  Сегодня мне приятно оказаться в таком большом числе учителей. Большую часть своей карьеры и своего опыта я провел,   работая с учителями. Так же приятно находиться в компании моих коллег из «Десницы» и из «Паруса надежды». Сегодня мы уже услышали многих людей, которые являются экспертами и имеют большой опыт работы с людьми с ограниченными возможностями, и также, которые работают в направлении интеграции инвалидов.

Я же являюсь экспертом по вопросам интеграции по целому ряду вопросов и проблем, касающихся инвалидности. В своей карьере я работал в огромном количестве проектов, которые касались таких вопросов, как жестокость в домашних условиях, нарушение прав детей, детей с ограниченными возможностями. И то общее, что существует между всеми этими проблемами - это те дети, которые на самом деле являются самыми лучшими экспертами в этих проблемах и понимают гораздо больше нас. Профессионалы, которые замечают проблемы, - это в первую очередь учителя. Прежде чем эту проблему заметят социальные работники, работники некоммерческих организаций, с этим встречаются учителя. Они выявляют проблему, с которой сталкиваются дети в школах. Поэтому мы обращаемся в первую очередь к ним.

 Всегда, работая в разных проектах, мы стараемся привлечь большое количество учителей и  работать с  ними. Поэтому я сегодня здесь. И я хочу, чтобы вы участвовали в конкурсе социальной рекламы, который будет проходить в Самаре, подавали свои работы на участие в конкурсе и привлекали к этому своих учеников. И я говорю так, потому что считаю, что социальная реклама это образовательная деятельность. Это не развлечение, хотя создание социальной рекламы может являться веселым занятием, - это скорее способ открыть те проблемы, с которыми сталкиваются дети-инвалиды, с которыми сталкивается само общество, предрассудки и стереотипы, которые существуют в нашем обществе. На прошлой неделе я присутствовал на уроке в школе  в восточной части Лондона. Это урок в 3-м классе, где из 30 человек два ребёнка являются инвалидами. Учитель захотел провести урок, который можно было назвать «правда и ложь». Учитель попросил своих учеников разыграть ту рекламу, которую они видели в последнее время, и которая им понравилась. Затем, после того как они разыграли эту рекламу, она попросила их разыграть еще одну сценку – показать эту  рекламу  как если бы она являлась правдивой, будь это реклама гамбургеру или негазированного напитка, и, как оказалось, эти две сценки  были совершенно разные.

Инклюзия даёт нам понимание реальности мира: мы все разные, разного роста, возраста, мы по-разному выглядим. Таким образом, инклюзия - это есть реальность. А социальная реклама - это способ дать вашим ученикам возможность показать мир таким, каков он на самом деле есть, таким, как они его воспринимают. Всех вас, преподающих детям разные предметы - информатика, математика, история, биология, - любые предметы, я призываю к тому, чтобы вы использовали в работе подход социальной рекламы. Для того, чтобы увидеть окружающий  мир глазами своих учеников. Те вопросы, которые имеются у ваших детей, станут в дальнейшем работами, которые мы хотим видеть в качестве заявок на участие в нашем конкурсе. Мы принимаем работы в 4-х номинациях: постер, видеоролик, Интернет-сайт, или описание общественного мероприятия». Конкурс начался в октябре, и будет продолжаться до 1-го апреля. И те из вас, которые хотят пообщаться со мной или вы хотите, чтобы я пришел к вам в школу и поговорил с вашими детьми, пообщался с ними, я с удовольствием буду это делать, если вы только свяжетесь со мной, Это можно сделать через «Десницу».

Каждая работа, которая будет участвовать в конкурсе, в дальнейшем, будет выставлена на выставке, которая пройдет сначала в Самаре, а затем поедет в другие регионы России. После чего часть материалов, которые мы получим в результате этого конкурса, мы используем для создания образовательной модели, чтобы распространить её по всей России, странам СНГ и странам Европы. Та образовательная модель, которая будет касаться той проблемы, которую вы сегодня обсуждаете: проблемы инклюзии и восприятия инвалидности в обществе. В ваших папках вы видите анкету-аявку. Если у вас есть вопросы, которые вы хотите задать, я с удовольствием отвечу. Если у вас вопросы возникнут позже, можете обращаться к Наталье Бартковой, она является экспертом по этому конкурсу. Успехов вам и до свидания. 

         После обеда состоялась работа Конференции продолжилась в секциях.

2.3. Выступления по итогам работы в секциях



Секция №2.

Возможности современной школы в организации инклюзивного образования

 

Модератор - Елена Викторовна Брыткова, методист Центра специального образования Самарской области.

 

- В работе секции приняли участие директора и педагоги общеобразовательных школ, а так же специалисты одного из районных отделов образования г. Самара. Участники познакомились с нормативно-правовыми документами различных уровней, регламентирующими интегрированное образование. Особый интерес вызвала работа с «Положением об организации образования детей с отклонениями в развитии в общеобразовательных учреждениях Самарской области» (приказ МНО СО № 82-од от 27.07.05г).



Участники секции активно обсуждали положительные и отрицательные стороны обучения детей с ограниченными возможностями здоровья в специальных (коррекционных) школах-интернатах и общеобразовательных школах, при интегрированной и индивидуальной формах обучения.

В результате обсуждения были сделаны выводы о преимуществах именно интегрированного образования. Все трудности, возникающие при этом, можно преодолеть, если специально подготовить педагогов массовых школ к работе с детьми, имеющими различные нарушения в развитии, а так же, воспитывая толерантное отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья у всех участников образовательного процесса.

Много вопросов у участников секции возникло при обсуждении единого образовательного стандарта в отношении к детям с особыми образовательными потребностями. Это связано и с выходом учащихся 9- и 11-х классов на итоговую аттестацию, и с аттестацией самих школ. Участники секции пришли к выводу, что именно школа может и должна инициировать гибкость образовательного стандарта.

Педагоги говорили и об участии родителей в организации образовательного процесса. Был сделан вывод о том, что родители детей с ограниченными возможностями здоровья должны стать партнёрами педагогов в организации коррекционно-развивающего обучения и воспитания: участвовать в заседаниях ПМПК, помогать в проведении массовых мероприятий и т.д. Это касается особенно тех родителей, чьи дети обучаются индивидуально (на дому). Именно такое участие родительской общественности поможет успешной социализации детей с отклонениями в развитии.



Секция №1.

Взаимодействие НКО с органами власти»



Модераторы – Евгений Андреевич Печерских, Председатель Правления СООИК «Десница» и Ульяна Венедиктовна Косарева, консультант отдела общего образования Министерства образования и науки Самарской области

 - Уважаемые коллеги! Хочу сообщить, что, учитывая малый состав участников в секции № 3, работа нашей секции проводилась совместно с этой секцией.

Да простят меня те, кто уже слышал мое выступление по нашей группе, мне, все-таки, кажется, очень важным немножко рассказать о механизме  работы ТАСО (Территориальное агентство специального образования), потому что когда речь заходит об образовательном учреждении и его возможностях, то возникает целая масса вопросов, которые в состоянии решить ТАСО.  Мы, в Министерстве, при разработке и реализации нашей областной целевой программы «Интеграция»,  будучи озабочены возможностью предоставить необходимую адресную помощь той школе, куда собирается пойти ребенок,  придумали примерно такой механизм обеспечения необходимыми ресурсами, а именно, территориальные агентства специального образования.  Они у нас практически во всех округах существуют уже два года. ТАСО – это некий накопитель необходимых ресурсов. Какие ресурсы мы направляем в эти самые ТАСО? Во-первых, некоторое специальное оборудование: если ребенок с нарушенным слухом, то звукоусиливающее аппаратура, беспроводные радиоклассы, если ребенок с нарушенным зрением - электронные лупы, увеличивающие устройства и т.п.

Второе, чем мы оснастить наши ТАСО, - это методические средства. Когда учитель идет на урок, и знает, что у него среди общей массы есть ребенок с ограниченными возможностями здоровья, у него должен быть набор таких средств для того, чтобы  этого ребенка успешно включить в образовательный процесс. Для ребенка с каждой патологией - это достаточно специфические дидактические материалы, наглядные пособия, карточки и прочие, прочие вещи. Мы сейчас в рамках программы, - одно из учреждений у нас разрабатывает это, - пытаемся скомплектовать некий чемоданчик, методический чемоданчик, который должен, на наш взгляд, находиться в ТАСО. Потому что одно дело - когда учительница знает, каковы проблемы у ребенка и как сними работать. Это, конечно, важно. Но учитель должен еще иметь что-то, чтобы с этим что-то делать. Вот этот методический пакет мы и планируем направлять в ТАСО.

Концентрируются в ТАСО и специалисты, кадры. Речь идет именно об узких специалистах: логопед, олигофренопедагог, тифлопедагог, сурдопедагог. Мы сейчас по целевой программе олигофренопедагогов второй год обучаем, в этом году, 20 ноября, планируем начать сессию. В рамках целевой программы будут обучаться и группы тифлопедагогов - это очень редкая для нашей области специальность,  - а также сурдопедагогов, т.е., в принципе, весь набор специалистов на территориях у нас будет. Как это должно работать? Школа, или территория, куда хочет придти ребенок, получая заключение ПМПК, а  этого никто пока отменять не собирается, может воспользоваться помощью ТАСО. В заключениях ПМПК на протяжении нескольких последних лет, по крайней мере, областная комиссия, да, я думаю, и городская тоже, уже не пишет, что этому ребенку надо обучаться только в школе 8-го вида, а раньше даже писали,  например, в городе Жигулевске, или в городе Чапаевске. Сейчас специалисты ПМПК пишут рекомендации такого рода: обучение по программе школы 8 вида в сопровождении логопеда, психоневролога и т. д. Вот такого рода рекомендации пишут.  А где эти условия создать – это уже головная боль органов образования. С заключением ПМПК родители с  ребенком могут прийти и приходят вот сюда и говорят: мы хотим учится в школе №5, а специалисты  ТАСО сообщают, что, если у ребенка такая проблема, то ему нужно вот такое оборудование, и  отправляют нужное оборудование в ту школу, куда пойдет ребенок. Туда нужно направить и чемоданчик №5,  например.  Школа приглашает учительницу, которая будет ребенком заниматься, а поскольку заключения ПМПК дают еще в мае, то есть еще июнь, июль, август, чтобы это сделать, подготовиться. Учительница приглашается сюда, ей вручается чемоданчик, рассказывают, как с ним работать и рассказывают, какие особенности у этого ребенка. В принципе, это могут быть краткосрочные курсы повышения квалификации. Наш образовательный чек составляет 36 часов. И после этого специалисты думают, как сделать, чтобы ребенок получил еще и поддержку специалистов. В нашей подпрограмме мы каждое ТАСО хотим обеспечить автомобилем, для того, чтобы специалисты действительно могли выезжать по месту жительства, если в этом есть такая необходимость. Думаю, что в Самаре плотность населения достаточно высокая, транспортная инфраструктура развита, может быть таких выездных мероприятий и не нужно будет, здесь со специалистами, наверное, немножечко проще. А на селе… В принципе, получается, что школа к началу учебного года сможет иметь все необходимое для обучения этого ребенка.

 Единственная проблема, с которой мы столкнулись, у нас нигде эти вещи никем не стандартизированы, никто не знает, что положено отдать школе. И мы сейчас по программе, отправляем в ТАСО то, что есть на рынке, и что может быть нам полезно там – звукоусиливающая аппаратура, компьютеры для надомников детей с ограниченными возможностями (мы отдаем их в пункты проката в ТАСО, так что компьютеры есть – берите), электронные лупы, короче, всё, что найдем сами. Есть вещи, о которых мы, может быть, и не знаем, которых в природе, может быть, не существует. Может быть надо еще что-то, а может быть того, что есть - достаточно. Пока мы можем поставить только то, что уже есть, я думаю, это уже хорошо. Но может возникнуть и конфликт. Например, мама говорит, что ребенку нужен диктофон, я вот видела такой  диктофончик, классный, а ваш мне не нравится, он с моим компьютером никак не ладит. Поэтому, чтобы не возникали такие ситуации, нужно описать некий минимальный стандарт обеспечения. Это на сегодняшний день очень важная вещь. Не только в рамках программы, которая через два года закончится, а вообще документ, где описаны минимальные стандарты, должен на свет появиться и стать базой для принятия законодательных норм. За чем-то надо идти к мэру, за чем-то надо идти к Губернатору, что-то субъект должен обеспечить, что-то должно решаться на федеральном уровне, т.е.  механизмы обеспечения этого минимума. Но сначала надо сделать такой минимум. Мы считаем, что  этот документ должен родиться совместно с НКО, поэтому предлагаю первым пунктом в наше решение на заседании секций записать такой пункт: описать совместно с НКО и органами  власти минимальный стандарт обеспечения образовательного процесса для ребенка с ограниченными  возможностями. Причем, не только оборудование, если вы обратили внимание, а и методики, дидактические пособия, технические средства обучения, кадры и прочее.. Это тоже должно быть описано в рамках стандарта. Если ребенку с нарушенным зрением положен тифлопедагог, то в стандарте должно быть написано, тифлопедагог 1 или 2 часа в неделю. Вот стандарт и, пожалуйста, обеспечивайте.

 

Ирина Евгеньевна Тоскина:

- Я хотела бы еще добавить, что существует программа реабилитации, по которой можно приобрести технические средства для образования, то есть не обязательно, наверное, обращаться в ТАСО. Если ребенок с инвалидностью, для него разрабатывается ИПР, в которую можно включить те же средства реабилитации, которые касаются образования – тот же диктофон, тот же коврик и все прочее.

 

Ульяна Венедиктовна Косарева:

- Совершенно верно, поэтому я и говорю, что этот документ должен родиться именно как документ. Мы должны учесть то, что уже положено и где-то кем-то предоставляется и что нужно дополнить. Потом, если у нас ребенку требуется сопровождение - это тоже должно войти в стандарт. Где взять сопровождающего? Может быть, его вписать в штатное расписание школы и включить оплату его в норматив финансирования. А может быть, у нас есть социальные работники в соцзащите, и есть смысл привлечь их, и не нужно будет лишних денег, чтобы лишних людей в школе держать. Не знаю, это предмет, наверное, для нашей дальнейшей совместной деятельности.

Следующее. Сейчас идет областная целевая программа. Мы за счет средств областного бюджета в стольких-то школах построили пандусы, что-то  туда передаем, и все такое прочее. Через два года это закончилось. Пандус вещь почти вечная, хотя их будет всего 16 в учреждениях. Компьютер через какое-то время выйдет из строя и пр., т.е. нужен некий механизм обеспечения вообще и навсегда, и при этом нужно очень хорошо понимать и добиваться от властей разных уровней, чтобы такие вещи кто-то делал. Как раз в этом смысле очень важным является привлечение некоммерческих организаций, на мой взгляд, в качестве экспертов при разработке и реализации всевозможных мероприятий всевозможных уровней. Разовые мероприятия, программа целевая, план мероприятий, федеральная, городская, региональная - при их разработке пусть вам, собственно, потребители расскажут, что им нужно в этом смысле. При реализации мероприятий, строим, например, пандус, сдаем его, а он изначально уже никуда не годный.  Контракт заключать, а мне говорят: гадость построили. Раньше надо было думать. Эти вещи обязательно нужно решать. Но, поскольку на нашей конференции речь идет об образовании, мы записали в решениях: мероприятия в сфере образования любого уровня. Второе наше предложение.

Третий вопрос. Я вообще, на самом деле, очень долго занимала слушателей рассказами о нашей программе, и обо всем, что мы там делаем в области. Возник вопрос: что делать,  чтобы город Самара включить в реализацию этих мероприятий? На самом деле ничего сложного нет. Программа реализуется на основании заявок от органов управления образования, я беру в работу и предложения образовательных учреждений города, тут у меня нет таких каких-то жестких механизмов. Для того, чтобы город Самара, и образовательные учреждения города Самары, и дети города Самары включились в эту программу, в частности, в 2007 году, достаточно органам управления образования совместно с некоммерческими организациями  сформировать заявку, в частности на 2007 год. Все, что по программе полагается, мы это дело выдаем. Я ставлю срок - 15 декабря, потому что конец декабря посвящен как раз планированию программы следующего года, и Министерство образования как головного исполнителя этой программы.

Вопрос, который возник у нас при обсуждении. Поскольку сейчас программа «Забота и поддержка», действовавшая раньше, как бы прервалась, то мы предлагаем инициировать разработку новой городской программы «Забота и поддержка» на 2008 –2012 годы, на 2007 г. уже не успеем, т.к. бюджет практически сверстан, а вот на последующие годы, мне кажется, есть смысл действительно такую инициативу проявить.

Следующий пункт – сформировать предложения Министерству образования по национальному проекту.  Немного расскажу, о чем это. Национальный проект образование, там, где имеется инновационные проекты и их оценка, нигде не содержит упоминания об инклюзивном или интегрированном образовании. Хотя, на самом деле, для образовательного учреждения, которое ведет такую работу, - это очень серьезная инновация. С федеральным уровнем связываться – это долго и не продуктивно, а вот на региональный уровень, в адрес Министерства  образования и науки Самарской области, наверное, есть смысл сформировать предложения по внесению дополнительных критериев оценки деятельности образовательного учреждения в рамках национального проекта образования.

И последний наш пункт наших предложений.  У нас есть дети, которые по состоянию своего здоровья  в образовательном учреждении не могут находиться, и  соцзащита, по каким-то причинам, не может  их к себе принять. Чаще всего это - дети сироты, дети, по причине заболевания очень длительное время находящиеся в стационаре. Дети с тяжелыми заболеваниями тоже очень здорово  теряют в образовании. Вот мы хотели бы от нашего, такого представительного собрания, обратиться в Министерство здравоохранения и социального развития по вопросу жизнеустройства детей, в том числе детей-сирот, со сложными и тяжелыми заболеваниями.  У нас есть областная межведомственная комиссия по комплексной реабилитации детей и подростков с проблемами в развитии. В декабре,  во второй декаде, будет заседание этой комиссии. Я секретарь этой комиссии,  у нас там представитель Минздрава присутствует. Было бы здорово, если бы мы передали этот документ этой комиссии и разъяснили, чего мы хотим, и тогда у нас есть реальная возможность и эту проблему как-то решать. Вот у нас так.

 

3. Резолюция участников конференции.



 


с. 1 с. 2 с. 3 ... с. 6 с. 7

скачать файл