Современные проблемы тифлопедагогики и тифлопсихологии


с. 1 с. 2 с. 3 с. 4
Л.И. СОЛНЦЕВА

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТИФЛОПЕДАГОГИКИ И ТИФЛОПСИХОЛОГИИ

Печатается по изданию: Солнцева Л.И. Современные проблемы тифлопеда­гогики и тифлопсихологии // Дефектология. 1991. № 5. С. 10—13.


Расширение связей между различными формами деятельности тре­бует иного подхода к обучению и воспитанию современного человека. Это относится и к психологии и педагогике детей с недостатками зре­ния. Совершенно правомерно сейчас говорить об актуальности расши­рения, понимания предмета тифлопедагогики и тифлопсихологии за счет включения в них новых направлений, связанных с психологическим, ис­торическим, философским, экономическим анализом условий жизни слепого и слабовидящего человека, его отношений и связей с обществом зрячих. Сам процесс обучения уже не только включает в себя вооруже­ние знаниями, умениями и навыками в определенной отрасли знаний, он также связан с изменением и пересмотром содержания образования, учетом его специфики в соответствии с условиями жизни и потребностя­ми слепых. В связи с этим необходимо создание новых дидактических и технических средств обучения, расширение дифференцированности обучения.

Понятие слепоты с точки зрения педагогики рассматривается в на­стоящее время с позиции определения ведущей системы анализаторов, на основе которой ведется педагогический процесс. Сюда включаются две категории детей:

а) с визусом "О" и светоощущением;

б) с остротой остаточного зрения до 0,04 включительно на лучше видящем глазу с коррекцией.

Обучение этих детей осуществляется на основе системы Брайля по учебникам, предназначенным для восприятия текста посредством ося­зания.

Исследование Л.И. Кирилловой выборочного контингента 13 школ РСФСР для слепых показало существенное увеличение количества детей, имеющих остаточное зрение (до 90%). В московской школе лишь 3—4% детей имеют тотальную слепоту, 7% — светоощущение, 10% — свыше 0,06.

В школе для слепых Нижнего Новгорода из 49 учащихся начальной школы У15 "0" имеют 11 чел., светоощущение — 8, до 0,04 — 10 чел., 0,05— 0,09 — 12 чел., и от 0,1—0,3 — 8 чел. Такая же картина наблюдается и других школах для слепых детей. Следует отметить, что многие дети имеют два и более глазных заболевания.

Наблюдается рост дополнительных дефектов, сопутствующих зри­тельному заболеванию, и среди них значительное количество детей с нарушениями деятельности центральной нервной системы.

Наряду с приведенными данными, характеризующими зрительные нарушения, у 77,6% детей начальных классов обнаружены: нарушения речи, остаточные явления ДЦП, задержки психического развития, оли­гофрения в степени дебильности, остаточные явления органических по­ражений ЦНС, энцефалопатия, неврозоподобные состояния, гидроце­фалия и т. д.

Тесная связь, которая существует между нарушениями ЦНС и зре­нием (в ранние периоды беременности), показывает на возможные об­щие причины нарушений деятельности мозга.

Несмотря на существенные различия в контингенте слепых, про­цесс их обучения во многих школах остается прежним, что дает возмож­ности корригировать сложные зрительные нарушения.

В экспериментальных работах в нашей стране (Л.П. Григорьева, А.И. Каплан, Н.В. Серпокрыл и др.) и за рубежом (N1. Ваггада, М. ТоЫп и др.) подчеркивается большое значение использования в коррекционной рабо­те остаточного зрения.

Это же подтверждают исследования сотрудников лаборатории обу­чения и воспитания слепых (В.З. Денискина, Н.С. Костючек, Л.И. Солн­цева, Г.Ф. Федяй и др.).

Таким образом, очень важно в процессе обучения и воспитания опи­раться и на осязание, и на остаточное зрение, используя соответствую­щие дидактические средства. В связи с этим возникает проблема, свя­занная с дифференциацией и индивидуализацией обучения и включени­ем в задачи тифлопедагогики психологического изучения ребенка в це­лом учителями и школьным психологом, создание специальной психо­логической службы в каждой школе слепых.

В настоящее время в нашей стране существует система раздельно­го обучения нескольких категорий детей с нарушениями зрения. Однако дальнейшая дифференциация обучения слепых по типам школ не может и не должна развиваться. Это связано не с тем, что не выявлены другие группы слепых детей со множественными нарушениями. Материалы медико-педагогических консультаций и изучение детей, поступающих в школы слепых, в настоящее время свидетельствуют о том, что разнообразие детей с различными сочетаниями слепоты и других психических и физических нарушений, таких, как глубокие нарушения зрения и недостатки речи, задержка психического развития, умственная отсталость, нарушения опорно-двигательного аппарата и другие, растут. Однако создание специализированных школ для детей с различными комплицированными дефектами социально и экономически не оправда­но. Они были бы малочисленны и дорогостоящи. Необходима диффе­ренциация обучения слепых внутри школы и внутри класса. Это в насто­ящее время основное направление в решении дифференцированного обучения в школах для слепых и слабовидящих.

В современных условиях для этого предоставляются широкие воз­можности. Коррекция отклонений в развитии на уроках и воспитательс­ких часах, в процессе овладения основами наук, заложенная в про­граммах обучения, создает возможности дифференцированного подхо­да к учащимся; право учащихся на индивидуализацию обучения и со­ставления для них индивидуальных программ по различным предметам, выбор профилей обучения и направлений в специализации обеспечива­ет условия его осуществления. Специальные часы коррекции, содержа­ние которых направлено на индивидуальную работу с вторичными от­клонениями (пространственная ориентировка, развитие осязания и т.д.) и индивидуальными нарушениями, свойственными слепым детям, т.е. занятия по коррекции зрительного восприятия, логопедии, лечебной физкультуре, ритмике, навыкам общения, также обеспечивают возмож­ности индивидуализации и дифференциации обучения.

Внедрение научных исследований, проводимых сотрудниками НИИ дефектологии, НИИ педагогики Украины, кафедры тифлопедагогики пе­дагогического института им. А.И. Герцена в этом направлении является насущной задачей школ для слепых детей.

Овладение профессиями интеллектуального труда, работами по окончании школы в смешанных коллективах слепых и зрячих выявило недостатки в подготовке слепых к жизни и труду в социальном плане и поставило перед тифлопедагогами проблему разработки социально-психологической реабилитации, что требует изучения и формирования не только и не столько познавательной сферы, сколько направленности личности, ее стойкости, волевых качеств. Поэтому психология активности слепого и слабовидящего является насущной современной пробле­мой тифлопсихологии. Изучение различных форм активности — разные формы деятельности в соответствии с возрастом и индивидуальными интересами и склонностями слепых и слабовидящих — одна из важней­ших задач тифлопсихологии на современном этапе.

Отличительной чертой советской психологии является деятельностный подход к формированию психических процессов и качеств лично­сти. Тифлопедагогикой и тифлопсихологией показано, что включение коррекционных мероприятий в игровую, предметно-практическую, учеб­ную и трудовую деятельность позволяет эффективно формировать ком­пенсаторные процессы, однако в практику школ эти вопросы входят сла­бо.

Увеличивающийся объем информации, возрастающая сложность изучаемых в школе предметов, замедленность его восприятия слепыми как на основе осязания, так и при использовании нарушенного зрения, а также разнообразие состава учащихся школ слепых, насыщенность режима школ воспитательными, культурными, спортивными мероприя­тиями, имеющими важное формирующее значение для личности ребен­ка, приводят к значительной его перегрузке, утомляемости.

Тестирование некоторых личностных качеств, а также общей осве­домленности о культурной, общественной жизни, проведенное А.М. Виленской, дали некоторые парадоксальные материалы, которые за­ставляют задуматься тифлопсихологов и тифлопедагогов над формами и содержанием обучения слепых детей. Заподозрить слепых старших классов в том, что они слабо знают программу по литературе, мы не мо­жем, тем более, что уровень подготовки слепых учащихся по гуманитар­ным предметам (да и по предметам математического цикла) не ниже уров­ня подготовки в обычной массовой школе. Доказательством этого явля­ются экзамены в вузы нашей страны. Программы средней школы сле­пые дети усваивают и знают на достаточно хорошем уровне.

Существенным недостатком учащихся старших классов школ для слепых является неумение в нужный момент использовать информацию, имеющуюся у них в памяти. Эту особенность памяти, правда, в несколь­ко ином ракурсе, отмечал немецкий психолог Гуго Шауерте (Нудо ЗспаиегЧе), говоря о том, что слепой часто путается в огромном количе­стве конкретного материала, имеющегося у него в сознании.

Материалы исследования Л.М. Виленской с большой обоснован­ностью позволяют ставить вопрос о необходимости пересмотра содер­жания курсов обучения слепых, отбора информации, существенной для каждого предмета, включение ее в ясную, строгую научную систему изу-чаемой науки. Это, безусловно, позволит более активно пользоваться информацией.

Перегрузка школьных курсов негативно сказывается на моральной; стороне личности учащихся. Они готовятся к урокам лишь тогда, когда; предполагают, что их спросят, занимаются чтением интересующей литературы на уроках, которые считают несущественными для дальнейшей работы и профессиональной подготовки. Постепенно формируется двойственная позиция личности, в зависимости от личной выгоды.

Загруженность школьных программ материалами, изучаемыми в массовой школе, приводит также к снижению уровня физической подготовленности учащихся (к малой подвижности, лишнему весу) и обще­го физического развития.

Наряду с уже имеющимися специальными коррекционными понятиями возникает вопрос о расширении обучения слепых школьников на­выкам общения.

Анализ общения слепых старшеклассников, проведенный А.М. Виленской, показывает существенные недостатки в этом виде их деятель­ности. Речь идет не только о недостаточности общения со зрячими, но и о характере самого общения, его культуре. Практически слепые стар­шеклассники не умеют вести диалог, слушать своего собеседника. Они охотно вступают в диалог, высказывают свое мнение, но их рассказы являются монологическим высказыванием. Они не задают вопросов, не соотносят свои высказывания с высказыванием партнера. Партнер им нужен как слушатель. Воспринимаются лишь высказывания, под­тверждающие их точку зрения. Важно уже с младших классов учить де­тей навыкам общения — понимать и принимать позицию других людей. В старших классах необходимы группы психологической коррекции, дис­куссионные клубы. Воспитатели и педагоги должны помочь слепым рас­ширить круг общения со зрячими людьми, с детьми и взрослыми, так как здесь также есть своя специфика, необходимость понимания дистанции, приемы уважительного и доверительного общения и т. д.

Таким образом, изменение содержания образования в соответствии с особенностями состава и требованиями жизни является актуальной за­дачей тифлопедагогики.

Теоретическая и практическая подготовка слепого в школе на ос­нове внедрения ряда психологических и педагогических исследований создала условия для лучшей интеграции его в обществе зрячих. Однако этот процесс идет сложно и причин здесь, по крайней мере, три. Первая — слабая подготовка учащихся к самостоятельной жизни. Вторая — не­подготовленность общества к восприятию слепого, к принятию его в своесообщество как равноправного члена. Поэтому встает острая проблема педагогической работы с обществом в целом, родителями, близкими и всеми людьми, окружающими слепого. И третья — недостаточная осна­щенность педагогического, учебного процессов индивидуальной тифло-техникой, способствующей самостоятельности в проведении целого ряда работ. Имеются в виду индивидуальные персональные компьютеры с воз­можностью вводить и получать информацию слепыми, калькуляторы, тех­нические средства ориентирования, приборы для "чтения плоского пись­ма" (типа "Оптакон") и т. д. Отсутствие этих средств затрудняет интегра­цию слепых в обществе зрячих, в результате возникает чувство неудов­летворенности с той и с другой стороны.

Выступая на Международном симпозиуме в Ленинграде, А.Г. Литвак сказал, что на сегодняшний день, к сожалению, между инвалидом и обществом, в котором он живет, трудится, совершенствуется, существу­ет определенная полоса отчуждения! Причем это обоюдоострое отчуж­дение.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что предметом тифло­педагогики и тифлопсихологии становится не только незрячий субъект, но и его связи и взаимоотношения в семье, отношение к незрячему со стороны общества, конкретных людей и организаций.

Однако тифлопедагогика и тифлопсихология должны иметь в свя­зи с этим свою дидактику, методы работы со слепыми.

Остановимся лишь на одном направлении, в котором должен ме­няться подход к обучению слепых.

Самостоятельно работающий в сре­де зрячих слепой гораздо чаще, чем его зрячий коллега, находится в ситуациях, которые мы оцениваем как экстремальные. Ведь ему прихо­дится воспринимать их не в целом, а поэлементно, т.е. оценивать и вос­создавать всю ситуацию в целом по отдельным признакам, поэтому для него требуется глубокое и всестороннее, всеобъемлющее знание всех процессов и деталей, связанных со своей профессией, с условиями ее осуществления. Не все подобные ситуации возможно воспроизвести в школе, классе. Значительное место занимают в этом процессе обучения слепого сама жизнь, реальные трудовые и повседневно выполняемые процессы. Поэтому в приобретении новых знаний, особенно в приобре­тении умений анализировать сложные ситуации, для слепого значитель­но большее место занимает жизнь с ее конкретными жизненными кол­лизиями. Это необходимо учитывать при обучении и воспитании незря­чих. Умение прогнозировать свою деятельность, анализировать ее слож­ные моменты — важное условие любой успешной деятельности. А этому мы как раз не учим ни в общеобразовательной, ни в специальной и про­фессиональной школах.

В связи с этим необходим пересмотр всего содержания образова­ния, сокращение второстепенного материала, которым можно овладеть самостоятельно с помощью справочной литературы. И главное — приоб­ретение умений анализировать знания.

Важный момент в этом — формирование ряда необходимых качеств личности, на которые мы ранее недостаточно обращали внимание. На­пример, следует увеличить объем памяти, тренировать ее, не только рас­ширять объем внимания, но и формировать способности его переключе­ния, распределения, не говоря уже о быстроте реакции и развития ком­бинаторных способностей. Все это предусматривает более глубокое изу­чение материала, связанного с избранной деятельностью в будущем. Следует подчеркнуть необходимость изменения в области дизайна про­изводственных и учебных помещений, аппаратуры, вообще обществен­ных помещений в соответствии с требованиями слепых и слепых с оста­точным зрением.

Поскольку процесс обучения слепого должен быть направлен на формирование умений анализировать учебные, экспериментальные, жиз­ненные ситуации и выбор соответствующих способов решения задач, воз­никающих в различных видах деятельности, то следует проанализиро­вать иерархическое развитие структуры деятельности. В первую очередь речь идет о принятии того или иного решения, возникновении внутрен­них противоречий, борьбе разных мотивов, что характерно для поведе­ния человека в целом, его личности, как единой цельной системы. От идейно-моральных устоев личности зависит уровень решения любой задачи.

Таким образом, современная тифлопедагогика включает целые раз­делы, которые до настоящего времени не являлись заботой тифлопеда­гогов и тифлопсихологов. И это еще раз свидетельствует о социальной обусловленности тифлопедагогической науки.




с. 1 с. 2 с. 3 с. 4

скачать файл