Второй Вейр


с. 1 с. 2 с. 3 с. 4

Часть 4 Второй Вейр


– Значит, ты опять была там, да? – с легкой насмешкой спросила Зорка у Торен, когда молодая золотая всадница проходила мимо Госпожи Вейра к очагу. В этот час нижние пещеры пустовали: полдень давно миновал, а время готовить еду на вечер еще не пришло. Торен улыбнулась, поглядев на Зорку через плечо; дойдя до очага, налила себе супу из большого котла, отломила кусок хлеба и вернулась к столу, чтобы разделить с Госпожой Вейра поздний обед. Перекинув длинные ноги, элегантно затянутые в кожаные штаны, через низкую спинку стула, она уселась за стол, аккуратно поставила перед собой тарелку – и все это одним движением, грациозным и плавным.

– Как ты догадалась?

Зорка невольно усмехнулась, оценив тон, которым это было сказано. Торен балансировала на грани непочтительности, но никогда не опускалась до оскорблений. Разумеется, Зорке и Шону не раз хотелось упрекнуть ее, однако, похоже, девушка инстинктивно чувствовала, когда нужно остановиться. Сама Зорка тоже избегала конфликтов с младшей: она выросла сдержанным ребенком, поскольку родилась на планете, где общество связано слишком многими ограничениями, а потому задатки лидера, которые проглядывали в Торен, и ее неодолимая жизнерадостность скорее привлекали Зорку, заставляя восхищаться юной девушкой. Да и Шон мог бы легче мириться с некоторыми ее чертами, однако он был слишком занят обязанностями Предводителя Вейра, слишком много времени уходило на то, чтобы найти пищу для драконов, чтобы заботиться о них... и потом, у него самого, если уж говорить честно, характер был не из легких.

Рано или поздно, Шон узнавал все, что происходило в Вейре. Разумеется, он знал и о том, что всех очень интересует кратер на восточном берегу: это место считалось подходящим для второй базы Крылатых всадников Перна. Однако Зорка считала, что он не догадывается, как часто преисполненные надежд молодые всадники посещают и исследуют кратер, который, возможно, когда-нибудь станет для них домом.

Второй Вейр необходим: это уже не досужие рассуждения, а жизненная необходимость. Форт был чудовищно перенаселен; положение не спасало даже то, что некоторые крылья перебирались на временное жилье в необжитой пещерный комплекс Телгара. Из-за постоянного напряжения, царившего в Вейре, и всевозрастающего риска несчастных случаев королев, готовых подняться в брачный полет или отложить яйца, отсылали на находившийся почти в тропической зоне Большой Остров. Зорка зябко передернула плечами, вспомнив о несчастье, которое постигло их в прошлом году, когда они едва не потеряли трех королев, схватившихся друг с другом в воздухе. Все три были ранены, да и бронзовые и коричневые, разнимавшие их, тоже получили свое.

Весь Вейр получил страшный урок: королева, готовая подняться в брачный полет, могла повлиять на состояние остальных самок в сходном состоянии. И ни одна королева не соглашалась делить с другой поднимавшихся следом за ней бронзовых и коричневых. Тарри Чернова до сих пор просыпалась от кошмаров; ей снилось, как ее Порт'а уходит в Промежуток, а она бессильна последовать за ней. Ивенат'а, первая королева из выводка Фарант'ы, потеряла глаз и искалечила себе крыло, а перепонки крыльев Синглат'ы Кэтрин были изорваны до такой степени, что обе навсегда потеряли возможность летать в Королевском крыле. Тем не менее, золотых по-прежнему было достаточно для того, чтобы во время Падения летать над землей с огнеметами; как обычно, к ним присоединялись зеленые самки, находившиеся на первом или третьем триместре беременности: для них прыжок через Промежуток мог обернуться бедой. Драконов и всадников в Форт-Вейре хватило бы на то, чтобы заселить еще три Вейра – тогда, по крайней мере, всем хватило бы места. Им незачем жить в такой тесноте, как холдерам.

Шон медлил, по мнению Зорки, потому что никак не решался передать кому-то другому дела управления Вейром. Ответственность лежала на нем; любая ошибка, совершенная молодыми предводителями, стала бы его виной. Он очень гордился и был невероятно заботлив по отношению к воздушной армии, которой командовал, которую фактически создал.

Никто не оспаривал его авторитета. Каждый всадник знал, что на первом месте стоит благополучие дракона, а благополучие это обеспечивал Шон, который постоянно стремился увеличить эффективность действий драконов и свести к минимуму риск получения ими ран и повреждений. В самом начале, когда драконы и всадники только-только перебрались в Форт-Вейр, он проводил бесконечные часы совещаний с теми, кто стал опытными пилотами во время Войн Нахи, а также с Адмиралом и обоими Капитанами. Он разыскал все пленки с записями по военной истории и стратегии, чтобы, используя их, найти наиболее эффективные способы борьбы с Нитями: своего рода комбинацию кавалерии и рукопашного боя. Он отрабатывал с каждой группой – крылом – различные тактические приемы и учил использовать их с учетом того, как именно падали Нити.

С увеличением числа боевых драконов он рассчитал оптимальное количество драконов для отдельных подразделений: так были созданы новые крылья, во главе каждого стоял командир крыла и двое его помощников. Даже если командир крыла вынужден был выйти из боя по причине ранения, всегда оставался тот, кто мог принять командование на себя. Эта проблема стала особенно острой, когда увеличилось количество синих и зеленых драконов. Командир крыла должен был хорошо изучить каждого дракона в своем крыле, чтобы вовремя заметить признаки усталости и отослать дракона и его всадника на отдых в Вейр. Некоторые синие и зеленые всадники, горевшие желанием доказать, что их партнеры ничем не хуже крупных драконов, шли на неоправданный риск и выматывали своих более легких и менее выносливых летунов почти до изнеможения.

– Даже у дракона есть предел возможностей, – не уставал повторять Шон во время тренировок. – Уважайте их! И помните, что предел возможностей есть и у вас! Нам не нужны герои; нам нужны всадники, которые смогут отразить каждую атаку Нитей!

Смерти драконов и всадников – по счастью, довольно редкие – отрезвляюще действовали даже на самых ретивых. Число ранений – как правило, следствие беспечности – сокращалось после каждой травмы или чьей-либо гибели. Особенно болезненно Зорка воспринимала несчастья, которые случались во время тренировочных полетов: они потом преследовали Шона во сне, а в часы бодрствования он становился крайне мрачен и резок, почти деспотичен. Однако Зорка умела сдерживать его порывы; она настояла на том, что любой всадник вправе обратиться к ней за помощью или советом.

– Ты подрываешь дух Вейра, – твердо заявляла она мужу.

– Я пытаюсь улучшить дисциплину в Вейре, – кричал он в ответ. – Чтобы у нас не было больше смертей! В особенности среди драконов! Они – особенные существа, и все они нужны нам живыми!

Это было справедливо, в особенности сейчас, когда многие покидали Форт-холд и основывали свои холды там, где удавалось отыскать пригодные для жилья пещеры. Холды Болл и Руата процветали. Тарви Телгар увел свою группу, занимавшуюся добычей полезных ископаемых и инженерным делом, в горы, где неподалеку от рудников обнаружился огромный пещерный комплекс. Разумеется, свой Холд он назвал Телгар. После пяти лет поисков «правильного» имени Зи Онгола, наконец, назвал свое поселение Холдом Тиллек – в память о человеке, который провел флотилию прогулочных яхт вдоль всего побережья Южного континента и, несмотря на шторм и иные трудности, доставил ее в гавань Форта. Поскольку Тиллек-холд был основан на побережье, изобилующем рыбой, название было более чем подходящим...

– Как я догадалась? – переспросила Зорка у Торен. – Это не догадка. Ты выглядишь весьма довольной собой: выражение лица ни с чем не спутаешь. А если ты еще и прислушаешься, то, несомненно, услышишь, что об этом говорят все драконы. Я знаю, что Фарант'а сейчас увлечена расспросами.

Торен на минуту прислушалась; ее глаза слегка закатились, потом она откинулась назад со вздохом облегчения.

– В способности слышать всех драконов есть явное неудобство, в особенности, если приходится быть осторожной...

Тут ее глаза тревожно расширились; она огляделась вокруг.

– Шона здесь нет, – со смешком известила ее Зорка. – Сегодня на рассвете он взял два крыла и отправился на юг охотиться. – Она вздохнула. – Я действительно с нетерпением жду введения десятины, о которой они говорят... – и, меняя тему: – К тому времени, как они вернутся, драконы найдут другую тему для разговоров – или же заснут. Сегодня такой прекрасный солнечный день...

– Зорка... – Торен подалась вперед, в ее больших темных глазах плескались тревога и искренняя озабоченность, – может быть, ты сумеешь убедить Шона в том, что нам нужен второй постоянный Вейр? Дело не только в том, что это даст нам возможность расселиться более широко. Дело в том...

Но тут она умолкла, так и не договорив.

Зорка коротко рассмеялась и закончила фразу за нее:

– Дело в том, что кто-то еще должен научиться управлять Вейром.

Увидев изумление на лице Торен, она успокаивающе похлопала ее по руке:

– Я знаю своего мужа, милая. Его недостатки...

– Но в этом-то и дело, Зорка! У него их нет! Он всегда прав, - Торен говорила без тени злобы или раздражения, но в ее голосе звучали нотки отчаянья. – Он – самый лучший Предводитель – И для них, – закончила за него Маири, подталкивая мужа к выходу и уводя его в Холд.

Вейра, о каком мы только можем мечтать, но...

– Но есть и другие весьма способные всадники, из которых также могли бы выйти хорошие Предводители Вейров.

– Да, но и это не все, – Торен придвинулась еще ближе. – Я слышала, что жители острова Йерне также собираются перебраться на север. Они хотят поселиться на восточном берегу. Я хочу сказать, мы столько раз хвалились тем, что расстояния для драконов ничего не значат, – Торен весело усмехнулась, – что они уверены: мы сможем защитить их на восточном берегу так же, как защищаем жителей западного побережья.

Зорка искренне рассмеялась:

– Подорвались на собственных петардах, как говаривал мой отец.

Торен моргнула и непонимающе уставилась на нее:

– Что это означает?

Это нечестно, подумала Зорка, у нее такие длинные ресницы, красивое лицо, элегантная (Шон сказал – «сексуальная») фигура, и характер, и ум... Даже короткие волосы, подстриженные так, чтобы не приходилось долго запихивать их под облегающий голову шлем всадника, ложились прекрасными кудрями, обрамлявшими правильное лицо с высокими скулами.

– Это значит, что человек попал в расставленную им самим ловушку, а в нашем случае – что всадники попали в ловушку своей же похвальбы.

– О! – хихикнула девушка. – Что ж, так оно и есть; но дело еще и в том, что, если мы не озаботимся проблемой второго Вейра, эти островитяне займут лучшую систему пещер, а нам достанется только та, что похуже.

В ее голосе явственно прозвучало возмущение.

– Ты истинная всадница, девочка моя, – ответила Зорка. – Нам нужно только самое лучшее...

– Я вовсе не это имела в виду, Зорка, и ты это знаешь. Но старый кратер – просто великолепное место для нового Вейра, – возразила Торен, подавшись вперед; за разговором она позабыла об остывающем супе. – В некотором смысле он даже лучше, чем этот, потому что у него два кратера – один почти круглый, другой удлиненный. Во втором кратере находится глубокое озеро, и там достаточно места, чтобы разводить скот, а не летать на охоту на юг, когда наши запасы истощаются. И что лучше всего – там есть огромная пещера с высокими сводами, которая может вместить полдюжины королев с их кладками...

– Вполне достаточно и одной за раз.

Энтузиазм, горевший в глазах Торен, поутих, ее глаза подернулись печальной дымкой при воспоминании о прошлогодней трагедии, но секундой спустя она снова бросилась в бой:

– И нам почти ничего не придется делать, потому что на полу пещеры уже есть песок, а системы обогрева можно установить и в боковых нишах. Если мы не займем это место как можно скорее, возможно, потом нам придется сторить новые Вейры своими руками. – При мысли об этом Торен недовольно поморщилась.

Горнопроходческие машины уже и без того сделали гораздо больше, чем должны были, – сказала Зорка, невольно вспомнив, как то же самое говорил ее отец, девять лет назад при помощи тех же механизмов обустраивавший и расширявший Руат-холд.

– Все равно, я хочу с их помощью обустроить наш Вейр…

– Наш Вейр? – Зорка вопросительно приподняла бровь и в упор посмотрела на молодую всадницу.

Та зажмурилась и прищелкнула языком, закрыла руками вспыхнувшее лицо, но тут же отняла ладони и с выражением шаловливого чертенка взглянула на Зорку.

– Ты не можешь винить меня в том, что я иногда мечтаю об этом, Зорка; ведь кто-то должен стать Госпожой Вейра, а ты сама говорила, что Аларант’а – на сегодня самая крупная золотая!

– А кто будет Предводителем Вейра, ты уже думала? – Мягко спросила Зорка.

Торен снова залилась краской. Иногда она чувствовала себя неудобно из-за того, что Аларант’а в холке была на целую ладонь выше, чем ее мать Фарант’а, хотя Зорка, казалось, радовалась улучшению породы. Молодая королева была уже достаточно взрослой и скоро собиралась отправиться в свой первый брачный поле. Однако сама Торен не придавала особого значения собственной физической привлекательности, не любила комплиментов и никого не выделяла среди молодых всадников, которые постоянно находились рядом с ней, делая исключение лишь для бронзового всадника Майкла, сына Шона и Зорки. А вот он никогда не показывал, что его интересует Торен, хотя обращал внимание едва ли не на всех привлекательных молодых женщин. Что ж, может быть, она просто не казалась ему привлекательной... Торен не возражала бы против его общества, возможно, была бы даже рада ему, однако она была слишком спокойной и уравновешенной, чтобы испытывать по этому поводу что-то кроме легкого удивления и, пожалуй, некоторого сожаления.

Михалл, как его обычно называли, был так же одержим драконами, как и его отец, если не больше. Три года назад бронзовый Бриант' Михалла вошел в пору зрелости и с тех пор уже столько раз догонял в брачном полете золотых королев, что теперь во время брачных полетов Шон оставлял слишком резвого и любвеобильного бронзового на земле. Одной из обязанностей Зорки было вести учет: какой бронзовый или коричневый стал отцом очередного выводка, чтобы королевы, родившиеся от этой пары, не скрещивались с ближайшей родней. Услышав распоряжение отца, Михалл пожал плечами и ответил, что он не возражает: в конце концов, всегда найдется достаточное количество зеленых, которым Бриант' нравится настолько сильно, что они согласны переплетать с ним шеи в любое время.

– Кто будет Предводителем Вейра? – повторила Торен, возвращаясь мыслями к разговору. – Нет, так далеко я не заглядываю, Зорка, ведь столь важное назначение наверняка захочет сделать Шон, не так ли?

– Возможно, – откровенно ответила Зорка. Она прекрасно знала, что у Шока есть мысли на этот счет. – Но ведь и у тебя, разумеется, есть свои предпочтения? Ведь тебе же не все равно, какой дракон догонит Аларант'у в ее первом брачном полете? – мягко спросила она.

Торен снова залилась краской, но на этот раз ответила почти сразу:

– Это зависит от того, кто будет достаточно быстр, чтобы догнать Аларант'у, разве нет?

Она усмехнулась, прекрасно понимая, на что намекает Зорка. Предполагая, что крупным драконам придется очень постараться, догоняя ее Аларант'у, она вовсе не переоценивала молодую королеву и не проявляла заносчивости. Аларант'а была исключительно быстрой, и погоня за ней наверняка станет долгой и утомительной. Торен хихикнула:

– Остается только надеяться, что я окажусь достаточно сильной, чтобы это выдержать. Не пытайся вычислить того, кому я действительно отдаю предпочтение. Это может сильно удивить тебя... – Ее подвижное лицо посерьезнело. – Но, честно говоря, Зорка, всадники должны поторопиться предъявить свои права на те два кратера.

– Я согласна с тобой, Торен, однако у этого нового места есть один недостаток – попасть туда можно только на драконе, а это по многим причинам неудобно.

– А! – Торен торжествующе подняла указательный палец. – Я знаю, где можно пробить туннель.

С этими словами она извлекла из кармана штанов потертый выцветший пласт-слайд, сделанный во время исследования системы двух кратеров – возможно, в самом начале колонизации. Зорке никогда не приходило в голову, что у кого-то сохранились копии этих материалов, но тут она сообразила, что Островские, родители Торен и профессиональные инженеры-горняки, скорее всего, имели на руках собственные копии всех горных архивов.

Торен осторожно разложила листок на столешнице, бережно разгладила его и прижала загибающиеся края перечницей и солонкой.

– Вот здесь – видишь тень на снимке? – есть естественное углубление, довольно глубоко вдающееся в горный массив; это почти две трети пути к озеру. Да, конечно, в центральной части высота свода всего два-три метра – но, с другой стороны, не придется рыть слишком длинных туннелей. Вот и наземный вход в Вейр!

– Судя по всему, ты очень тщательно изучила это место, – признала Зорка.

– Не только я, – быстро ответила Торен. – У нас подобралась целая команда. – Она придвинула свой стул ближе и прошептала: – Не могла бы ты стать нашим посредником?

– И что же это за команда? Темные глаза Торен сверкнули:

– Ниасса...

– Серьезно?

– Ну, Милат'а должна вскоре отложить яйца, а Ниа не нравится земля на Большом Острове, она терпеть не может холод Телгара и не хочет, чтобы кладка ее королевы зрела здесь, где придется снова делить площадку Рождений с Теннет'ой, Амалат'ой и Чамут'ой.

– Я ее понимаю.

– Д'вид и Виет', Н'клас и Петрат'...

– Погоди-погоди... Д'вид? Н'клас?.. – странные имена отвлекли Зорку от главной темы.

– А разве ты не слышала?.. – Торен искренне удивилась; потом непринужденно продолжила: – Нет, полагаю, действительно не слышала. Я слышу это все время, пока идет атака Нитей: именно так драконы называют чужих всадников, когда предупреждают их драконов об опасности. Они говорят так быстро, что, в некотором роде, сокращают имена. Так Давид превратился в Д'вида; Николас Гомес – это Н'клас, а Фулмар – Ф'мар.

– А ты – Т'рен? – поинтересовалась Зорка. Девушка на мгновение задумалась.

– Нет. Но «Севиа» будет «Сев», а «Дженетт» – «Джен». Я однажды упомянула об этом после Падения, и все захотели узнать свои «драконьи» имена... – Она беспомощно пожала плечами.

– Они и свои собственные имена сокращают?

– Нет. – Торен затрясла головой и улыбнулась Зорке. – Драконы всегда знают, с кем говорят.

– Понятно. – Зорка попыталась сделать вид, что уловила разницу.

– Мы думаем, что приятно иметь такое драконье прозвище. Эти имена означают, что и о чужих всадниках они заботятся тоже.

– Полагаю, да. А скажи мне, как же они сокращают Шона? Торен тряхнула пышными кудряшками:

– Они этого не делают. Он для них всегда «Предводитель», причем с большой буквы. – И она хитро улыбнулась Зорке.

– Да ладно тебе!

– Нет, Зорка, честно, они всегда оказывают Шону большое уважение. И ты тоже всегда «Зорка»: твоего имени они не сокращают.

– Польстить мне хотите, молодая особа?

– С какой стати? Зачем мне это? – Торен изумленно округлила глаза. – Просто потому, что я попросила тебя потихоньку поговорить...

Зорка рассмеялась. Во всем Вейре не было другой такой молодой женщины, как Торен: такой прямой и решительной, избегающей околичностей и хитростей, однако весьма искусной в политике.

– И кто же еще состоит в этой вашей команде, постоянно ведущей разведку нового места?

– Севиа и Бутот'а, Р'берт и Дженот', П'тер и Си-вит', Улоа и Элиат'а...

– Уже три королевы.

– Новый Вейр сможет вместить, по меньшей мере, четырех, – ответила Торен, – и еще шесть бронзовых всадников заинтересовались нашими планами, один командир крыла и двое его помощников; пятнадцать коричневых всадников, из них трое – помощники командиров крыльев; и еще десять синих и восемь зеленых всадников.

– И сколько же это все длится?

Бурная деятельность молодежи Вейра немного встревожила Зорку. Торен слишком открыта и откровенна, чтобы затевать мятеж. Зорка быстро подсчитала: сорок семь всадников?.. И все стремятся перебраться на новое место как можно скорее? Это вселяло беспокойство. Ей непременно нужно поговорить с Шоном!

– Да, собственно, ничего такого не происходит, Зорка, – заверила ее Торен, встревоженная реакцией собеседницы. Заглянув старшей в глаза, она успокаивающе накрыла ладонью ее руку. – Нам просто хочется, чтобы у всех было побольше места. Кроме Ниассы и Улоа, все мы – молодые всадники, и нас буквально распихивают по свободным уголкам Вейра. Севиа говорит, что в Тиллеке у ее матери комод больше, чем те апартаменты, которые отведены ей и ее дракону! – В голосе девушки послышались нотки недовольства; она прикусила губу, жалея о том, что сорвалась на критику.

Зорка понимала, что сказанное девушкой совершенно справедливо. Севиа и ее Бутот'а, недавно покинувшая площадку молодняка, действительно жили в чудовищно стесненных условиях. Торен ни единым словом не упомянула о себе, но в том вейре, который делили Аларант'а и ее всадница, места тоже немного. По чести говоря, у них даже не было отдельных помещений, и для того чтобы принять ежедневную солнечную ванну, Аларант'е приходилось улетать на край кратера. Вскоре молодая королева войдет в пору зрелости, и тогда такие условия станут для нее просто невыносимыми.

– Мы вовсе не хотели раскачивать лодку, Зорка, но подумай сама: мы просто не имеем права упускать такой шанс! – Торен постучала пальцем по листку. – Вот видишь, здесь? Как раз внизу, где расположены три смежные пещеры? Они просто, как по заказу, сделаны для Госпожи Вейра... а если чуть-чуть подправить кое-что – здесь, здесь и вот здесь, – там хватит места и для остальных королев. А вот тут, напротив будущих жилых помещений, находится достаточно пещер, чтобы разместить молодых драконов. Нет, просто преступно отдавать это место холдерам! – В последнем слове прозвучало легкое презрение.

– Может быть; а может быть, и нет, – раздался позади женщин голос, заставивший обеих вздрогнуть.

Торен покраснела – что было заметно, несмотря на загар. Подойдя к их столу, Шон уселся рядом, держа в руке кружку кла. Было ясно, что он только что вернулся – не успел даже расстегнуть летную куртку, а шапку и перчатки все еще держал в руке. Быстро взглянув на Госпожу Вейра, Торен удостоверилась в том, что для нее появление Шона было не меньшим сюрпризом.

Шон положил шапку и перчатки на стол рядом с кружкой и снял тяжелую, подбитую мехом куртку. Расчесал пальцами седеющие рыжие волосы, отбросил их назад со лба и наклонился, чтобы рассмотреть пласт-слайд. Торен встревожено взглянула на него; он улыбнулся уголками губ.

– Рад, что сохранилась еще одна копия.

– Моя мать... – начала было объяснять Торен, но смутилась и не смогла продолжать. Улыбка Шона стала шире:

– Матери тоже иногда бывают полезны. Торен тяжело сглотнула и решилась заговорить снова:

– Ты сказал – «может быть; а может быть, и нет». Мы получим это место? Переселенцы с острова Йерне не захватят его?

Шон фыркнул:

– У них были такие мысли, но я переубедил их. Я предложил им другую скальную систему: она достаточно удобна и ненамного менее живописна. Там есть долина с хорошей плодородной почвой, пригодной для посевов, река, дающая выход на побережье, и именно такие южные склоны, о которых мечтал Рене Малибу. Я надеялся вернуться и хорошенько осмотреть это место, – он постучал указательным пальцем по пласт-слайду, – вместе с Оззи, если Телгар согласится его отпустить.

– Мама заставила меня взять его с собой, когда дала мне это, – сказала Торен, бросив быстрый взгляд на Зорку, которая, как всегда, смотрела только на своего мужа. Торён была далеко не единственной женщиной в Вейре, завидовавшей их отношениям.

– Значит, организуешь свою собственную группу вместе с Аларант'ой, да? – спросил Шон; его лицо ничего не выражало, однако было не похоже, что он собирается отчитать девушку.

Торен ненадолго задумалась, потом улыбнулась Шону – не так жизнерадостно, чтобы это могло вызвать у него раздражение, но достаточно весело и лукаво, чтобы Шон понял: она вовсе не глупа. Хорошо, что Шон не видел, как под столом дрожат ее колени.

– Ну, ты же и сам знаешь, какой крупной стала Аларант'а. И честно говоря, Шон, там, где мы живем, нам уже не хватает места, и здесь, похоже, лучшего для нас не предвидится. Понимаешь... я просто мечтала, – ее голос упал до извиняющегося шепота.

Слушая ее, Шон медленно пил свой кла, не глядя ни на девушку, ни на свою жену.

«Да, она говорит тебе правду, – услышала Торен голос Каренат'а. – Она в восторге от этого места и осмотрела там каждый дюйм. Так говорит Аларант'а».

Выражение лица Торен не изменилось, но Зорка оглянулась на нее, слегка нахмурившись; Торен мгновенно решила, что делать.

– Шон, ты забыл, что я могу слышать Каренат'а? – почти умоляюще проговорила она. Бедняжка поняла, что просто обязана напомнить ему об этом, поскольку случайно подслушала мысли чужого дракона. – Его мысли очень сильны, ты же знаешь.

Шон смотрел на нее с тихой задумчивостью, не обвиняя и не одобряя девушку.

– Да, и это дает тебе преимущество. Торен позволила себе улыбнуться; теперь в ее улыбке было меньше тревоги.

– Я бы все равно его услышала.

– Думаю, это может оказаться ценным качеством, юная Торен, – проговорил Шон. Его слова удивили девушку не меньше, чем слова одобрения, услышанные от Каренат'а. Может быть, бронзовый дракон выражает мысли своего всадника? Или, может быть, это его собственное мнение?..

«Его и Шона, – тихо откликнулась ей Аларант'а. – Но сейчас он не думает о Каренат'е».

И действительно, Шон погрузился в свои мысли, задумчиво водя пальцем по темным пятнам на слайде, обозначавшим пещеры; потом накрыл рукой изображение озера. Он кивнул, допил последний глоток кла и поднялся из-за стола.

– Ты закончила, любовь моя? – спросил он Зорку, коротко кивнув Торен в знак извинения.

– Да, уже закончила.

– Держи эту диаграмму под рукой, Торен, хорошо? – прибавил Шон; потом взял под руку Госпожу Вейра и повел ее прочь из кухни.

Торен шумно, с облегчением вздохнула и, накрошив хлеба в свой суп, принялась за еду – скорее ради того, чтобы хоть чем-то заняться и снять нервное напряжение, чем из-за голода. Появление Шона Коннела отбило у нее всяческий аппетит. Похлебка была холодной, но она все же доела ее: во-первых, в Вейре не разбрасывались едой, а во-вторых, суп был вкусен даже остывшим.

– Она создала ситуацию, требующую немедленного разрешения, Шон, – сказала Зорка, когда они вошли в свои комнаты – пять соединенных друг с другом пещер, которые потребовалось лишь немного подправить, чтобы получилось удобное и уютное жилище. – Она не одна: это группа из сорока семи молодых людей, которые мечтают о том, чтобы занять кратер.

– Может быть, и больше, – отозвался Шон, вешая куртку на крюк у входа.

– Ты знал?..

Он пожал плечами и пригладил высохшие волосы:

– Это просто логический вывод. Такое рано или поздно должно было случиться. Возникла необходимость разделиться на группы, чтобы защищать обрабатываемые земли от Нитей. Рэд задал мне хорошую выволочку в последний раз, когда Нити упали на земли Руат-холда. – Он снова пожал плечами и, усевшись на кровать, вытянул правую ногу. Зорка стянула с его ноги сапог, потом механически сняла и левый. – Лучше бы Торен поговорила с твоим отцом и попросила его за них заступиться.

– Послушай, Шон... – начала было Зорка, намереваясь вступиться за Торен.

– Никаких «послушай, Шон», женщина, – отрезал он.

Зорка бросила быстрый взгляд на мужа и решила, что можно говорить без околичностей.

– Она права, безусловно, но я считаю, что она слишком молода, чтобы вот так вот... лезть вперед без спросу.

– В Торен Островской нет ни капли злобы, – твердо заявила Зорка.

– Милая, я вовсе не говорил, что есть, – ответил Шон и, пинком отбросив сапоги в сторону, притянул Зорку к себе. – Однако ясно, что теперь, когда лавина стронулась, нам нужно действовать быстро.

Он прижался щекой к ее спине между лопаток; ему всегда лучше удавалось выражать свои чувства жестами, чем словами, зато он знал сотни способов выразить свою любовь к жене.

– Ты уже решил, кто станет Предводителем нового Вейра? – спросила она, накрыв его руки своими и откинувшись назад, в его объятия.

– Вейров, – поправил он жену, еще раз нежно обняв ее прежде, чем осторожно поставить на ноги.

– Вейров?

– Да. Не один. – Поднявшись, Шон сбросил рубаху и направился в их личную купальню, кивком пригласив Зорку следовать за ним. – У нас более чем достаточно драконов для того, чтобы заселить три, может быть, даже четыре Вейра, тем более что на площадке Рождений сейчас три кладки и скорлупа яиц твердеет...

– Значит, то место, о котором мечтает Торен, Большой Остров, кратер в землях Телгар-холда и... где еще?

Он остановился в спальне, стянул штаны, потом толстые теплые носки и, скомкав их, забросил в бельевую корзину.

– У нас есть еще два варианта: один – на среднем восточном полуострове, другой – в Высоких Хребтах: там кратер окружен высокими пиками. Но даже для того, чтобы расширить пещеры и обустроить будущий Вейр на восточном берегу, нам понадобится заполучить в единоличное пользование все камнерезные машины, которые еще работают...

– А топлива достаточно?

– Фулмар Стоун переделал их так, что теперь они работают от аккумуляторов. – Шон улыбнулся Зорке и с наслаждением погрузился в горячую ванну, над которой поднималось облако пара. Неиссякаемый запас горячей воды, подогреваемой теплом вулкана, был роскошью, которая доставляла ему подлинное наслаждение. Лишняя вода вытекала по трубам, обогревающим Вейр. Глубоко под землей она проходила через систему фильтрации и, очищенная, возвращалась в резервуары, после чего снова проходила тот же цикл. По другим трубам, из цистерн, наполнявшихся горными родниками, текла питьевая вода.

– Но режущие поверхности изнашиваются...

– Верно, но Телгар пытается найти им замену. Неподалеку от Большого Острова есть большие залежи технических алмазов, из которых можно сделать сменные резцы и буры. Я переговорил со второй группой переселенцев с Йерне. Они получат еще один пещерный комплекс на восточном берегу и предоставят нам рабочую силу для того, чтобы мы обустроили новый Вейр.

– Ты сам все это продумал? Шон совершенно по-мальчишески ухмыльнулся ей:

– Черт побери, нет! Твой старик кивал, подмигивал и стоял у меня за спиной все время, пока я сражался с Лилиенкампом.

После того как прошлой зимой умер Пол Бенден, Джоэл Лилиенкамп на общем собрании был избран главой Форт-холда. В некоторых отношениях с ним было очень тяжело – особенно когда речь шла о поддержке дальнейшего расселения людей, к которым он относился как к возобновляемым ресурсам, и о расходах невосстановимых материалов, еще имевшихся в запасе.

– Ты хочешь сказать, что не был на охоте вместе с остальными?

Он кивнул, потом тряхнул головой и принялся ожесточенно намыливаться.

– Не был. Каренат' вполне удовлетворился раненым быком, свалившимся в расселину: твой отец отдал его нам. Я просто не хотел вызывать лишние слухи, – он поморщился. – Их и так больше, чем нужно.

Зорке пришлось подождать со следующим вопросом, пока Шон не смыл мыльную пену с волос.

– Кто же станет Предводителями Вейров?

Шон загадочно улыбнулся, и Зорка поняла вдруг, почему он так легко согласился с идеей трех новых Вейров. По крайней мере, он избежит любых обвинений в кумовстве. Молодые люди, рожденные на Перне, особенно те, кто осиротел после Лихорадки, разразившейся восемь лет назад, торопились выдвигать подобные обвинения всякий раз, когда дети все еще живых родителей занимали более выгодные места, чем они сами. Михалл был уверен, что станет Предводителем Вейра, Зорка знала это, как знала и то, что Шон догадывается об ожиданиях сына, хотя Михалл никогда не давал повода; более того, он подчеркнуто тщательно выполнял обязанности командира крыла, помогая обучать тех, кто лишь недавно прошел Запечатление, и стараясь никогда не выделяться среди прочих, несмотря на родство с Шоном и Зоркой, – кроме, разумеется, тех случаев, когда его Бриант' поднимался в брачный полет. «Именно из-за своего родства с нами», – как-то сказал Шон Зорке.

Если Бриант' догонит старшую королеву в брачном полете, Михалл достигнет цели, которую поставил себе еще тогда, когда стоял на горячем песке площадки Рождений: двенадцатилетний мальчишка, самый юный из тех, кому удавалось запечатлеть бронзового. Другие кандидаты тихо роптали по этому поводу, но ответ Шона был краток и решителен:

– Выбирает дракон. Михалл мог остаться и вовсе без дракона.

Молодой бронзовый всадник и его отец, Предводитель Вейра, перемолвились тогда парой слов наедине; но с тех пор Михалл ни разу не пользовался преимуществами своего родства. Молодые всадники его обычно избегали: слишком старательным он был, слишком часто делал больше, чем требовалось, словно пытался показать свое превосходство... Но он всего добивался сам.

Если Шон в детстве было замкнутым ребенком, Михалл был таким вдвойне. Он был первым ребенком Зорки – но она не могла похвастаться тем, что действительно знает или понимает его... И все же она его чувствовала.

Мальчик был без ума от драконов с тех самых пор, когда начал смутно понимать, чем занимаются его родители; хоть он и воспитывался у деда вместе с братьями и сестрами, но проводил в Вейре столько времени, сколько мог, добираясь туда пешком, если не находилось никого, кто мог бы его подвезти.

– У нас двадцать взрослых королев – не считая твоей, потому что никто, кроме Каренат'а, не летает с Фарант'ой, – Шон шутливо погрозил жене пальцем, заставив ее улыбнуться. – И три раненых...

– Порт'а может летать, – возразила Зорка, вступаясь за Тарри.

 – Но она не может лететь достаточно долго.

 – У Тарри достаточно опыта, чтобы справляться с проблемами Вейра, – твердо проговорила Зорка: она часто полагалась на помощь подруги во время беременности – или когда ее дети были больны и ей не удавалось заниматься делами Вейра в полном объеме.

 – Верно, но я собирался основать новые Вейры, Предводители которых смогут сохранить свои группы во время Падения Нитей и продолжат то, что мы начали с таким трудом.

 – И все-таки, как ты намерен определить этих новых Предводителей?

 – Подумай сама, любовь моя, – ответил он и снова погрузился в воду с головой.

 – Так вот оно что! – сказала Зорка, обращаясь к волнам на поверхности воды.

Три Вейра? Боже мой, подумала она с облегчением и некоторой долей страха. Если Шон и расстается с абсолютной властью – по крайней мере, стать его соперником будет не так легко... Молодые Предводители! Прекрасное решение. Любой из тех, кто сейчас является командиром крыла, может управлять Вейром: Шон прекрасно натаскал их, особенно по всем вопросам, касающимся безопасности и тактики. Даже помощники командиров могут стать хорошими Предводителями. Плохо, что синим не хватает выносливости, чтобы догнать королеву... С другой стороны, только двое синих всадников были помощниками командиров крыла, к тому же Зорка не могла представить на месте Предводителя ни Фрэнка Бонно, ни Ашок Кунга. Конечно, они славные ребята, но в роли подчиненных они гораздо лучше.

Однако это означает (тут она обнаружила, что крепко сжимает в пальцах полотенце), что Михалл скорее всего станет одним из новых Предводителей – одним из трех, так что отпадет обвинение в кумовстве. Кроме того, как уже неоднократно говорилось, нужно считаться с выбором королевы и ее всадницы. Зорка тихонько улыбнулась про себя. В Вейре не было ни одной девушки, которая не возгордилась бы тем, что ее королеву догнал Бриант', и любая была бы счастлива остаться с Михаллом как Госпожа его Вейра. Да, но захочет ли ее рыжеволосый красавец-сын, так же охотно спавший с девицами из холдов, как и со всадницами, остановиться на одной женщине?.. Предводители Вейра должны быть постоянными, иначе это приведет к беспорядкам в самом Вейре... Сейчас Шон еще как-то может влиять на поведение сына, но, когда тот станет Предводителем собственного Вейра... Что ж, подумала она решительно, мальчику все равно пора остепениться. В конце концов, она решила не надоедать Михаллу своими мудрыми советами: он уже не мальчик, а взрослый мужчина и должен понимать необходимость верности.

– Ну, что же ты там стоишь, женщина! Голос Шона вернул Зорку к реальности; пробормотав извинение, она протянула мужу полотенце.

– Ты очень умный человек, – заметила она, а потом прибавила, чтобы он не слишком зазнавался: – Ты знал, что драконы сокращают имена всадников?

– Я иногда слышал что-то такое от Каренат'а, особенно когда Нити падали слишком густо, – ответил Шон, яростно растираясь полотенцем. – А что?

– Похоже, это прижилось, по крайней мере, среди молодых.

– Ну... ничего плохого не вижу!

– Авторитетные источники сообщили мне, что ни твое, ни мое имя не сокращают.

– Надеюсь, что нет!


с. 1 с. 2 с. 3 с. 4

скачать файл